загрузка...

Статья 3. Адвокатура и государство

1. Профессионал - человек, занимающийся чем-либо как профессией. Профессия (лат. professio - "официально указанное занятие, специальность") - это возникший в условиях разделения труда профиль трудовой деятельности, требующий владения комплексом общих и специальных знаний, умений и навыков, опытом. В профессии выделяются специальности и специализации. Причем, по мере расширения спектра массово-информационной деятельности количество специальностей и специализаций растет.
Применительно к адвокатуре профессиональное сообщество - это совокупность лиц, являющихся только адвокатами, и никем другим. Разумеется, поскольку адвокат - юрист, т.е. лицо, имеющее высшее юридическое образование (подробнее см. комментарий к ст. 2 комментируемого Закона), иные лица, обладающие подобным образованием и юридической практикой, вправе претендовать на статус адвоката. Однако членами этого профессионального сообщества они вправе стать только после признания их адвокатами в порядке, предусмотренном комментируемым Законом (ст. 2).Сложнее обстоит дело с принадлежностью адвокатуры к системе институтов гражданского общества. Само понятие "гражданское общество" в литературе определяется как "относительно независимая от государства область жизнедеятельности людей, сфера общественных отношений, в которые вступают свободные индивиды, преследующие свои частные цели и интересы"*(44). Многие современные политики, начиная с Б.Н. Ельцина и не исключая действующего главу государства, говорили о необходимости построения в России гражданского общества либо констатировали его существование. Однако на конституционном уровне эта категория закреплена не была. Гражданское общество отражено в нормативных актах избирательного права, законах об информации, проекте закона о нотариате, комментируемом Законе, но ни в одном из этих документов содержание данной категории не получило должного содержательного оформления.
Если характеризовать адвокатуру как институт гражданского общества, то можно выделить следующие ее признаки:
а) полную независимость от государства; необходимо сказать, что иные "адвокатуроподобные" организации, создаваемые по инициативе государства на бюджетные или иные средства, не принадлежащие защищаемому лицу, и осуществляющие юридическую помощь и защиту граждан, а также различные общественные и правозащитные организации не имеют ничего общего с адвокатурой. Примером таких организаций являются государственные юридические бюро, создаваемые в порядке, установленном ст. 18 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 324-ФЗ "О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации"*(45);
б) адвокатура - это публичная, а не частная структура. Несмотря на то что в ходе судебного процесса адвокат защищает частные интересы юридического или физического лица, он выполняет важную конституционную обязанность государства по оказанию гражданину квалифицированной юридической помощи (ст. 48 Конституции РФ). В России, как и в любом другом демократическом государстве, эта функция в целях обеспечения объективности и беспристрастности передана независимой от государства структуре - адвокатуре. Таким образом, деятельность не только адвокатуры носит публичный характер, но и каждого адвоката, что и служит основой особого порядка совершения следственных действий в отношении данной категории лиц (подробнее см. комментарий к ст. 18);
в) экономическая самостоятельность адвокатуры. Деятельность адвоката финансируется государством лишь в исключительных случаях (см. комментарий к ч. 3 настоящей статьи). Во всех остальных случаях адвокатура находится на самофинансировании и не имеет иных источников доходов, помимо профессиональной деятельности;
г) самоорганизация адвокатуры. В формах, предусмотренных комментируемым Законом, адвокаты самостоятельно выбирают виды самоорганизации и объединяются в те корпорации, которые данному Закону не противоречат.
2. Часть вторая комментируемой статьи определяет основные принципы деятельности адвокатуры, как-то:
а) принцип законности, означающий точное и единообразное соблюдение требований закона и иного нормативного правового акта любыми участниками правоотношений. Применительно к адвокатуре это означает, что эта корпорация создается и действует исключительно в рамках закона, а ее участники, работая с доверителем, обязаны не только соблюдать все требования закона, но и указывать на его нарушения остальным участникам процесса и добиваться их устранения в интересах доверителя;
б) принцип независимости, заключающийся в неподчинении адвокатуры государственным и муниципальным органам, их должностным лицам, политическим партиям, иным общественным образованиям гражданского общества. Исключение составляют законные требования властей, касающиеся соблюдения адвокатурой требований закона и вышестоящих адвокатских образований, издаваемых ими на основе собственных корпоративных актов;
в) принцип самоуправления, т.е. совпадение объекта и субъекта управления. Иными словами, адвокатура как совокупность адвокатов, объединенных в сообщества, самостоятельно вырабатывает те правила внутреннего устройства и распорядка деятельности, которым затем добровольно подчиняются все участники сообщества;
г) принцип корпоративности - продолжение действия принципа самостоятельности. Как известно, corporatio (лат.) - объединение, сообщество. В этом качестве и выступает адвокатура как объединение адвокатов. Необходимость включения в текст комментируемого Закона этого принципа означает указание на действие в рамках этого сообщества так называемых корпоративных норм. С точки зрения теории права все нормы, действующие в данном обществе, делятся на юридические, социальные и корпоративные. При этом социальные нормы - это исторически сложившиеся правила общественного поведения, соблюдение которых обеспечивается моральной ответственностью их нарушителей (например, общественное осуждение, прекращение контактов других членов общества с нарушителем этих норм). Юридические нормы - это правила поведения, установленные законом или иным нормативным правовым актом, распространяющие свое действие на неограниченный круг лиц, соблюдение которых (норм) обеспечивается уважением к закону, власти, а в исключительных случаях - государственным принуждением в виде меры наказания, установленной законом. Корпоративные нормы занимают некое среднее положение между двумя названными выше. Прежде всего, они не должны противоречить закону и иным нормативным правовым актам, распространяют свое действие на строго определенный круг лиц, членов данной корпорации (сообщества), последними же принимаются и контролируются. Нарушение этих норм, например адвокатской этики, может повлечь за собой крайнюю меру наказания, вплоть до прекращения адвокатского статуса (см. комментарий к ст. 17);
д) принцип равноправия адвокатов, означающий, что в своей процессуальной деятельности все адвокаты, независимо от их должностного положения, стажа работы, материального положения, социальных, национальных, половых различий, равноправны между собой. Что же касается их взаимоотношений вне рамок судебного и досудебного процессов, то они определяются теми корпоративными нормами, которые приняты в данном сообществе и могут устанавливать принцип неравноправия и даже подчинения друг другу.
3. Как уже отмечалось выше, ст. 48 Конституции РФ гарантирует каждому (имеется в виду любое юридическое или физическое лицо) право на получение квалифицированной юридической помощи. Поскольку договор об оказании юридической помощи носит возмездный характер (т.е. доверитель оплачивает услуги выбранного им адвоката), то периодически возникают ситуации, когда лицо, остро нуждающееся в квалифицированной юридической помощи (задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый, подсудимый), в силу материального положения не в состоянии оплатить эту помощь. В этом случае услуги адвоката оплачивает государство из федерального бюджета. Категории лиц, которым бесплатная помощь оказывается всегда, а также порядок определения расчета доходов неимущих граждан и форма расчета их с адвокатом определены в ст. 26 комментируемого Закона (см. комментарий). Однако, забегая вперед, отметим, что на практике эта норма работает плохо из-за низкой оплаты труда адвокатов государством. Например, в одном из самых дорогих по стоимости жизни субъектов Федерации - Москве, стоимость услуг адвоката, оплачиваемого из бюджета, составляет 300-400 рублей в день. Для сравнения: величина прожиточного минимума в Москве составляет 6 441 рублей в месяц, или 214,7 рублей в день, т.е. 2/3 от аналогичного заработка адвоката по поручению (бесплатная юридическая помощь предоставляется гражданам, чей доход ниже прожиточного минимума). Поэтому адвокаты всеми возможными законными способами стараются уклониться от такого рода поручений. На практике это означает нарушение принципа равноправия адвокатов и конституционного принципа права каждого на получение квалифицированной юридической помощи.
Что же касается выделения адвокату по назначению служебных помещений и средств связи, то это происходит лишь в тех местностях, где создание адвокатских сообществ экономически нерентабельно, а юридические консультации создаются по инициативе государства. Например, в Москве адвокат по назначению из названной суммы, получаемой от государства, оплачивает аренду помещения и средств связи, что в принципе делает его деятельность невыгодной.
Из смысла Конституции и комментируемого Закона следует, что безвозмездная юридическая помощь оказывается только физическим лицам. Однако Конституционный Суд РФ одним из своих решений уравнял юридические лица с физическими в том, что касается реализации положений главы второй Конституции, в которую входит ст. 48. К тому же не исключена ситуация, когда юридическое лицо становится банкротом не по своей вине, а иногда и по вине государства. Думается, им также должна быть предоставлена возможность получать бесплатную квалифицированную юридическую помощь.
4. Часть четвертая комментируемой статьи по социальному обеспечению приравнивает адвоката к рядовому гражданину. Иными словами, адвокат, выходя на пенсию, получает обычную социальную пенсию и оплату временной нетрудоспособности на тех же условиях. При этом необходимо отметить, что прокуроры, следователи, работники милиции, судьи при тех же обстоятельствах получают несоизмеримо большее социальное содержание в соответствии не с Конституцией, а с отраслевым законодательством, указами Президента и ведомственными актами. С учетом выполнения принудительной низкооплачиваемой работы, о чем шла речь выше, налицо нарушение конституционного принципа равенства прав граждан и сторон судебного процесса.
Адвокатура напрямую призвана содействовать проведению судебной реформы в России и совершенствования работы судебной системы, путем обеспечения доступа к правосудию, а также помогать в реализации принципа состязательности судебного процесса. Закон провозгласил адвокатуру институтом гражданского общества, не входящим в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления, вследствие чего, представители этих органов не вправе вмешиваться в деятельность адвокатов за исключением случаев, когда эта деятельность противоречит закону.
Однако, к сожалению, государство не всегда соблюдает этот баланс отношений и нередко пытается воздействовать на адвокатуру. Главное во взаимоотношениях с любыми органами государственной власти - это независимость адвокатуры, невмешательство в ее деятельность со стороны этих органов. Зависимая от государства адвокатура уже не будет адвокатурой в истинном ее понимании. Чем меньше у государства будет контрольных полномочий по отношению к адвокатуре, тем меньше будет злоупотреблений и нарушений прав адвокатов. Например, многих не устраивает формулировка п. 6 ст. 17 Закона об адвокатуре, который дает возможность территориальному органу юстиции влиять на прекращение статуса адвоката.
Проблему непростых отношений адвокатуры с государством и попытки огосударствления адвокатуры выделяют как Федеральная палата адвокатов РФ, так и адвокатские палаты субъектов Российской Федерации. Несмотря на то, что адвокатура всегда готова к конструктивному диалогу, он, к сожалению, не всегда удается, а нередко интересы адвокатуры просто игнорируются. Сегодня взаимоотношения государства и адвокатуры носят первостепенный характер, так как проблемы, возникающие в этой области, автоматически переносятся и на другие отношения. Адвокатура, как и все другие институты, существует в рамках того государства, на территории которого находится и осуществляет свою деятельность, следовательно, должна соблюдать его законы. По словам С.В. Степашина: "Большинство проблем во взаимодействии адвокатуры и государства уходят корнями в соотношение частного и публичного интересов, соотношение прав и свобод человека с полномочиями государства"*(46).
Государство призвано не контролировать и не надзирать за деятельностью адвокатуры, как это было в советские времена, а обеспечивать гарантии ее независимости. Подобный подход законодателя является значительной победой всего адвокатского сообщества в борьбе с государством за свою независимость*(47).
Субъекты, управомоченные осуществлять функцию государственного руководства адвокатурой, в истории ее организационного развития неоднократно менялись. К их числу относились: Министерство юстиции СССР, Министерства юстиции союзных и автономных республик, управления НКЮ союзных республик при областных и краевых Советах депутатов трудящихся, а также исполкомы этих советов. Одновременно с указанными органами с 1922 по 1939 гг. к участию в государственном руководстве адвокатурой привлекался и суд. В истории советской адвокатуры не было такого периода, когда государственное руководство ею осуществлялось только одним судом, хотя и сегодня существует взгляд на возможность привлечения суда к выполнению функции государственного руководства адвокатурой*(48).
Можно вспомнить, что привлечение суда к руководству адвокатурой в 1922-1939 гг. даже совместно с Министерством юстиции и исполкомами областных (краевых) Советов депутатов трудящихся и предоставление ему права принимать участие в рассмотрении дисциплинарных дел о проступках адвокатов поставили адвокатуру в зависимость от суда и привели к нежелательным последствиям. Так, по "Положению о коллегии защитников" от 5 июля 1922 г. постановления президиума коллегии по дисциплинарным делам могли быть обжалованы в президиум губисполкома. Жалобы подавались в президиум коллегии защитников, который направлял их вместе со всем делом в президиум губернского суда, а последний со своим заключением - в президиум губисполкома. В те времена во многих местах установились ненормативные взаимоотношения суда с защитниками, что выражалось в неосновательном привлечении защитников к дисциплинарной ответственности, пренебрежительном и высокомерном отношении судебных работников к адвокатам, в подхалимстве и угодничестве адвокатов. Таковы были негативные последствия подчинения адвокатуры судебной власти*(49).
Организация советской адвокатуры на началах независимости от суда и прокуратуры была впервые закреплена в 1939 г. "Положением об адвокатуре СССР"*(50). Профессор М.А. Чельцов в свое время писал: "Специфика адвокатской работы, ставящая адвокатов в необходимость соприкосновения с клиентами - тяжущимися и подсудимыми, требует сохранения самоуправляющейся адвокатской организации, независимой от тех органов - суда и прокуратуры, с которыми ее представители не только встречаются на общей для них работе, но и сталкиваются. Освобождение адвокатских коллегий из-под дисциплинарного надзора местных судов и передача всего комплекса вопросов адвокатуры в НКЮ имеют в этом отношении огромное принципиальное и практическое значение"*(51).
К этому следует добавить, что нецелесообразность привлечения суда к выполнению функции государственного руководства адвокатурой вытекает не только из взаимоотношений органов управления, коллегий адвокатов и суда. На практике между судами и президиумами коллегии адвокатов, заведующими юридическими консультациями нередко возникали разногласия по различным вопросам, а именно: о причинах срывов судебных заседаний, об обеспечении требований судов выделить защитников, о дисциплинарной ответственности адвокатов в связи с частными определениями судов, которые не всегда были обоснованными. Причинами вынесения необоснованных частных определений являлись недооценка роли адвокатов в судебном процессе, перекладывание ответственности за срыв дел и неявку на процесс только на адвокатов, хотя нередко процессы срывались и по вине других участников, в том числе суда. Поэтому было неправильно уполномочивать суд решать спорные вопросы, вытекавшие из его взаимоотношений с адвокатурой. Неправильным был и сам факт вынесения в подобных случаях частных определений в отношении президиумов коллегий адвокатов, что противоречит ст. 29 УПК РФ.
Сегодня ситуация во взаимоотношениях адвокатуры с государственными органами резко изменилась: нет партийного "подхода", а отношения с Минюстом России постепенно приобретают цивилизованный характер. Хотя, если исходить из положений ранее действовавшего законодательства об адвокатуре, любой чиновник мог вмешиваться в любую сферу деятельности адвокатуры. В статье 32 "Положения об адвокатуре РСФСР" 1980 г. было записано, что Министерство юстиции в пределах своей компетенции контролирует соблюдение коллегиями адвокатов требований Закона "Об адвокатуре", данного Положения*(52), других актов законодательства, регулирующих деятельность адвокатуры; устанавливает порядок оплаты юридической помощи и, по согласованию с соответствующими ведомствами, условия оплаты труда адвокатов*(53).
31 марта 1992 г. Федеративный договор и Конституция РФ отнесли регулирование вопросов адвокатуры к совместному ведению РФ и ее субъектов, что подразумевало наличие у последних полномочий на правовое управление данной сферой. Некоторые вопросы регулирования адвокатурой перешли сразу к субъектам РФ, многие из которых, ввиду пассивности Минюста России, взяли всю полноту власти над адвокатурой в свои руки. В соответствии со ст. 73 Конституции РФ субъекты РФ обладают всей полнотой государственной власти при учреждении специализированных органов конституционного контроля - конституционных, уставных судов (палат), осуществляющих на их территории судебную власть посредством конституционного судопроизводства. Утвержденные субъектами РФ вопросы судопроизводства в этих органах могут регулировать допуск и участие адвокатов в рассмотрении дел.
Государство во взаимоотношениях с адвокатурой имеет минимум три основных интереса в сфере ее деятельности: 1) повсеместное качественное оказание юридической помощи населению России с тем, чтобы каждый гражданин знал свои права и умел их защищать: на предварительном следствии и в суде обеспечение защитой как обвиняемых и подсудимых, так и потерпевших от преступлений, финансирование расходов на оказание помощи малоимущим; издание инструкции по оплате юридической помощи; 2) прием в члены коллегии адвокатов с той целью, чтобы в адвокатском корпусе работали ранее не скомпрометировавшие себя, квалифицированные юристы, отвечающие всем требованиям профессии адвоката; 3) создание нормальных условий для деятельности адвокатуры как института гражданского общества в России, обеспечение правовых и материальных гарантий адвокатам, освобождение адвокатских структур от налогов и сборов.
Действительно, как верно отмечает Г.А. Смагин, принятие Закона об адвокатуре юридически оформило принадлежность адвокатуры к институтам гражданского общества и возложение на нее отдельных публично-правовых функций*(54). По мнению С.В. Степина, "подкрепить растущий авторитет адвокатуры можно лишь путем повышения качества и эффективности оказываемой адвокатами правовой помощи. Для этого необходимо создание адвокатуры качественно нового типа, основанной на историческом опыте как самой российской адвокатуры, так и на достижениях правового регулирования адвокатуры в цивилизованных государствах. В связи с этим реализация положений и принципов Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" остается одной из самых актуальных проблем проводимой судебной реформы в России"*(55). К сказанному необходимо добавить, что реализация положений Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" должна осуществляться в комплексе с применением других нормативно-правовых актов, обеспечивающих функционирование адвокатуры на территории России в настоящее время.
Законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре основывается на Конституции РФ и состоит из Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", других федеральных законов, Кодекса профессиональной этики адвоката*(56), нормативных правовых актов Правительства РФ и федеральных органов исполнительной власти, регулирующих указанную деятельность, а также из законов и иных нормативных правовых актов субъектов РФ*(57). Вместе с тем необходимо заметить, что в основе правового регулирования адвокатской деятельности и адвокатуры в России лежат не только принципы, закрепленные отечественным законодательством, но и общепризнанные стандарты, принятые в международном сообществе. Так, в соответствии с международным принципом добросовестного выполнения международных обязательств после официального признания, ратификации и одобрения международные договоры и общепризнанные нормы и принципы международного права имеют обязательную силу на территории России.
Согласно части 4 ст. 15 Конституции РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры России являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Тем самым государство, используя государственно-правовой механизм в сфере законодательного регулирования института адвокатуры и адвокатской деятельности, признает приоритет и необходимость ориентироваться на нормы международного права, чем "поднимает" нормы и стандарты деятельности российских адвокатов до международно-правовых норм и стандартов.
Государство, с помощью легитимных направлений реализации государственно-правового механизма создавая благоприятный правовой режим (путем принятия национального законодательства, ратификации международных договоров и др.) для адвокатов, формирует и поддерживает российскую адвокатуру как важнейший институт гражданского общества. Более того, данная норма обеспечивает взаимодействие сообщества правовых государств на основе универсальных принципов и норм международного общения, обязательных для всех государств и иных субъектов международного права. Отметим, что весь ряд международных правовых актов, так или иначе участвующих в регулировании деятельности адвокатуры, можно разделить на три четко выраженные категории:
- международные нормативно-правовые акты, обеспечивающие реализацию прав и свобод человека и гражданина, общего характера (например, Устав ООН 1945 г.*(58));
- международные нормативно-правовые акты, обеспечивающие реализацию прав и свобод человека и гражданина, специального характера;
- международные нормативно-правовые акты, устанавливающие общие принципы оказания юридической помощи и деятельности адвокатов.
Закон об адвокатуре призван обеспечить в ходе осуществления в России судебной реформы правовое регулирование вопросов деятельности адвокатуры, взаимодействия органов самоуправления адвокатов с государственными органами, должностными лицами и гражданами. Таким образом, цель данного Федерального закона - расширение правовых и организационных возможностей адвокатов по оказанию квалифицированной юридической помощи физическим и юридическим лицам*(59).
Закон об адвокатуре лишь частично оправдал надежды, которые возлагали на подобный акт теоретики и практики института адвокатуры. Как замечает по этому поводу Президент Адвокатской палаты города Москвы Г.М. Резник, "когда после принятия Закона об адвокатуре тут же выясняется необходимость его корректировки, трудно избежать реакции в виде саркастических усмешек. Между тем подобную ситуацию не стоит драматизировать. Встречается она не столь редко и обычно обязана своим появлением стремлению примирить непримиримое, достичь компромисса там, где он объективно невозможен. Бывает, что огрехи допускаются на последней стадии шлифовки законопроекта - уже после того, как он прошел второе чтение: известно, что стилистическое "улучшение" часто меняет юридический смысл"*(60). Данные обстоятельства имели место и в процессе разработки, прохождения и принятия Закона об адвокатуре. В этой связи сразу же после его принятия многие ученые заговорили о необходимости внесения в данный Федеральный закон поправок и изменений*(61).
Наиболее серьезные изменения в Закон об адвокатуре были внесены спустя два с половиной года после его вступления в законную силу Федеральным законом от 20 декабря 2004 г. N 163-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации"*(62).
Как отмечает А. Шаров, "поправки касаются не только уточнения некоторых терминов, но и таких принципиальных вопросов, как прекращение адвокатского статуса, а также изменение членства в адвокатских палатах"*(63).
Ряд нормативно-правовых актов процессуального характера обоснованно можно включить в состав законодательства, регулирующего правоотношения в области адвокатской деятельности. Так, конкретные права и обязанности адвокатов при выполнении поручений по гражданским, уголовным делам и делам об административных правонарушениях регламентируются процессуальными кодексами: Уголовно-процессуальным кодексом РФ от 18 декабря 2001 г.*(64), Гражданским процессуальным кодексом РФ*(65), Кодексом РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г.*(66), Арбитражным процессуальным кодексом РФ от 24 июля 2002 г.*(67), Налоговым кодексом РФ*(68).
Здесь необходимо отметить, что в последнее время Конституционный Суд РФ неоднократно рассматривал различные процессуальные нормы, в соответствии с которыми адвокаты имели преимущественное право перед другими категориями юристов в области защиты интересов граждан в судах различных уровней*(69). В частности, Конституционный Суд РФ отметил, что ч. 5 ст. 59 Арбитражного процессуального кодекса РФ - в системной связи с п. 4 ст. 2 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" - лишает возможности организации и частнопрактикующих юристов выполнять взятые по договору обязательства представлять интересы клиента в арбитражном суде в случаях, когда клиентом является не гражданин, а организация. При этом Конституционный Суд РФ, указывая на то, что в данном случае законодатель избрал критерием для ограничения допуска к участию в качестве представителей в арбитражном процессе не квалификационные требования, связанные с качеством юридической помощи и необходимостью защиты публичных интересов, а лишь организационно-правовую форму, в которой выступает участник судопроизводства, нуждающийся в юридической помощи, постановил: признать ч. 5 ст. 59 Арбитражного процессуального кодекса РФ не соответствующей Конституции РФ, ее статьям 19 (части 1 и 2), 46 (ч. 1), 55 (ч. 3) и 123 (ч. 3), в той мере, в какой она в системной связи с п. 4 ст. 2 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" в действующей системе правового регулирования исключает для выбранных организациями лиц, оказывающих юридическую помощь, возможность выступать в арбитражном суде в качестве представителей, если они не относятся к числу адвокатов или лиц, состоящих в штате этих организаций*(70). Кроме процессуальных кодексов, адвокатская деятельность регулируется и некоторыми другими федеральными законами. Например, в ст. 22 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих"*(71) предусматриваются дополнительные случаи оказания адвокатами юридической помощи бесплатно, в частности, военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, по вопросам, связанным с прохождением военной службы.
Другой пример - положения ст. 7 Закона РФ от 2 июля 1992 г. N 3185-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании"*(72), в которой устанавливаются дополнительные гарантии прав гражданина при оказании ему психиатрической помощи: право на помощь адвоката, встречи с адвокатом наедине, гарантия обеспечения администрацией лечебного учреждения возможности приглашения адвоката, гарантия тайны переписки с адвокатом.
Правительство России и федеральные органы исполнительной власти также могут принимать нормативные правовые акты по вопросам, регулирующим адвокатскую деятельность. В частности, в ст. 14 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" предусмотрено создание региональных реестров адвокатов, порядок ведения которых определяется федеральным органом юстиции. Приказом министра юстиции РФ от 29 июля 2002 г. N 211 был утвержден Порядок ведения реестров адвокатов субъектов РФ, регламентирующий вопросы внесения сведений о лицах, получивших статус адвоката, о приостановлении, возобновлении или прекращении статуса адвоката, оформления, выдачи, учета, хранения и уничтожения удостоверений адвоката*(73).
В целях обеспечения доступности для населения юридической помощи Правительство РФ может принимать нормативные акты о финансировании деятельности труда адвокатов за счет государства и выделении адвокатским образованиям служебных помещений и средств связи. Во исполнение ст. 25 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" было принято постановление Правительства РФ от 4 июля 2003 г. N 400 "О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда", в соответствии с которым устанавливается не только размер вознаграждения адвоката, но и порядок компенсации адвокату, оказывающему бесплатную юридическую помощь гражданам России*(74). Отметим, что в формировании законодательства об адвокатской деятельности существенную роль играет такой орган исполнительной власти, как Министерство юстиции РФ, нормативные акты которого в данной области регулируют и формальные стороны адвокатской деятельности, и существенные вопросы, касающиеся, например, оплаты услуг адвокатов*(75) или осуществления на территории России деятельности адвокатов иностранных государств*(76).
Обозревая федеральное законодательство, принятое в развитие норм Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", заметим, что данный сегмент всего российского законодательства об адвокатуре является наиболее "молодым" и самым перспективным. Представляется, что в дальнейшем вполне обоснованно осуществлять регулирование на основе указанного Федерального закона посредством принятия Министерством юстиции РФ федеральных актов. При этом необходимо заметить, что подобное законотворчество никоим образом не должно означать постановку адвокатуры под юрисдикцию того же Минюста России: данное министерство по своему профилю вполне может создавать адекватную реакцию федерального законодателя на любые изменения в области адвокатской деятельности.
Рассмотрим особенности механизма налогообложения адвокатских образований в России как одного из основных направлений реализации государственно-правового механизма формирования и поддержки института адвокатуры и адвокатской деятельности. В соответствии с п. 6 ст. 244 гл. 24 "Единый социальный налог" Налогового кодекса РФ*(77) был принят приказ Министерства финансов РФ от 6 февраля 2006 г. N 23н "Об утверждении формы "Данные об исчисленных суммах единого социального налога с доходов адвокатов" и рекомендаций по ее заполнению"*(78). Согласно п. 2 Рекомендаций по заполнению данных об исчисленных суммах единого социального налога с доходов адвокатов (приложение N 2 к приказу Министерства финансов РФ от 6 февраля 2006 г. N 23н), данные за налоговый период представляются коллегиями адвокатов, адвокатскими бюро, юридическими консультациями в налоговый орган лично, или направляются в виде почтового отправления с описью вложения, или передаются по телекоммуникационным каналам связи.
В соответствии с п. 7 ст. 244 Налогового кодекса РФ приказом ФНС от 22 ноября 2007 г. N ММ-3-05/645@ "Об утверждении формы справки о суммах единого социального налога, уплаченных за истекший налоговый период коллегией адвокатов, адвокатским бюро или юридической консультацией за адвоката"*(79) была утверждена форма Справки о суммах единого социального налога, уплаченных за истекший налоговый период коллегией адвокатов, адвокатским бюро или юридической консультацией за адвоката*(80). Согласно письму ФНС от 30 мая 2007 г. N 04-2-03/000487 "О профессиональных налоговых вычетах адвокатов, учредивших адвокатские кабинеты"*(81), право на получение профессиональных налоговых вычетов, предусмотренных в ст. 221 Налогового кодекса РФ, имеют налогоплательщики, зарегистрированные в установленном порядке и ведущие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, а также адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, частнопрактикующие нотариусы и другие лица, занимающиеся в установленном законодательством порядке частной практикой*(82).
Профессиональные налоговые вычеты указанным лицам предоставляются в сумме фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов от осуществляемой деятельности. Если налогоплательщики не в состоянии документально подтвердить свои расходы, связанные с деятельностью в качестве индивидуальных предпринимателей, профессиональный налоговый вычет производится в размере 20% от общей суммы доходов, полученной от предпринимательской деятельности.
Вместе с тем в соответствии с п. 2 ст. 1 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" адвокатская деятельность не является предпринимательской, при этом в п. 1 ст. 2 данного Федерального закона установлено, что адвокат не вправе заниматься другой оплачиваемой деятельностью, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности. Аналогичные ограничения установлены и в отношении нотариальной деятельности, которая не является предпринимательством и не преследует цели извлечения прибыли.
Следовательно, вышеуказанная норма о применении профессионального налогового вычета в размере 20% от общей суммы доходов, полученной от предпринимательской деятельности, не распространяется на адвокатов, учредивших адвокатские кабинеты, частнопрактикующих нотариусов и других лиц, занимающихся в установленном законодательством порядке частной практикой, но не имеющих статуса индивидуального предпринимателя и не внесенных в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей. Таким образом, указанные налогоплательщики могут получить профессиональные налоговые вычеты в сумме фактически произведенных и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с получением доходов от занятия частной практикой.
В письме ФНС от 19 апреля 2006 г. N 04-2-02/306@ "Налогообложение доходов адвокатов, полученных за работу в адвокатской палате"*(83), разъясняется, что в ст. 226 Налогового кодекса РФ определено, что российские организации (включая адвокатские палаты), от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, признаются налоговыми агентами, на которых возложены обязанности по исчислению, удержанию из доходов налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет удержанных сумм налога на доходы физических лиц. Исчисление сумм и уплата налога на доходы производятся в отношении всех доходов налогоплательщика, источником которых выступает налоговый агент, за исключением доходов, исчисление и уплата налога на которые осуществляются в соответствии со ст. 214.1, 227 и 228 НК РФ с зачетом ранее удержанных сумм налога.
Исчисление сумм налога производят налоговые агенты нарастающим итогом с начала налогового периода по итогам каждого месяца применительно ко всем доходам, в отношении которых применяется налоговая ставка в размере 13%, начисленным налогоплательщику за данный период, с зачетом удержанной в предыдущие месяцы текущего налогового периода суммы налога. Налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога из доходов налогоплательщика при их фактической выплате. Удержание у налогоплательщика начисленной суммы налога производится налоговым агентом за счет любых денежных средств, выплачиваемых налоговым агентом налогоплательщику, при фактической выплате указанных денежных средств налогоплательщику либо по его поручению третьим лицам. Таким образом, адвокатские палаты субъектов РФ признаются налоговыми агентами в отношении вознаграждений, выплачиваемых ими адвокатам за работу на выборных должностях в совете адвокатской палаты субъекта Российской Федерации за счет средств, предусмотренных сметой расходов на содержание адвокатской палаты.
Сегодня адвокатура является реально действующим и весьма конструктивным правовым институтом гражданского общества. Роль адвокатуры в современном обществе неизменно растет. Представителей адвокатского сообщества часто приглашают принять участие в разработке того или иного законопроекта, дать правовую оценку, что является высоким показателем развития государства. В отличие от иных участников адвокаты самостоятельны, беспристрастны и профессиональны, следовательно, могут выступать независимыми экспертами по тем или иным вопросам, а также их большой опыт и постоянное общение с гражданами могут помочь в прогнозировании эффективности этих норм. Адвокатура активно участвует в обсуждении проблем совместно с органами юстиции, организовывает конференции, представители адвокатского сообщества частые гости в СМИ, так как в том числе и через них удается доносить до широкой общественности проблемы адвокатуры, и все это для того, чтобы "голос" адвокатуры был услышан.
По нашему мнению, такой диалог просто необходим. Главное - налаживание взаимоотношений адвокатуры и государства, как двух равноправных партнеров, готовых не только слушать, но и "слышать" друг друга. Нельзя говорить категорично о том, что адвокатура должна работать сама по себе, без какого либо вмешательства со стороны государства, так как это не возможно. Адвокатура является особым публично-правовым институтом гражданского общества, а, следовательно, не может находиться вообще вне зоны государственного контроля, но в то же время властное давление недопустимо. Государство должно направлять деятельность адвокатуры, создавать благоприятные условия, в том числе и правовые (нормы закона, особенно устанавливающие контрольные функции государственных органов в отношении адвокатуры, должны быть четко прописаны и не допускать вольного толкования).
3. Как уже отмечалось выше, ст. 48 Конституции России гарантирует каждому (имеется в виду любое юридическое или физическое лицо) право на получение квалифицированной юридической помощи. Договор об оказании юридической помощи, по общему правилу, носит возмездный характер, то есть доверитель оплачивает услуги выбранного им адвоката. Во-первых, оплата труда адвоката самим доверителем выступает дополнительной гарантией независимости адвоката и его беспристрастности. Во-вторых, возмездный характер взаимоотношений "адвокат - доверитель" соответствует рыночному характеру российской экономики. Однако, этот порядок имеет ряд исключений, требующих более подробного рассмотрения.
Прежде всего, это участие адвоката в уголовном процессе. По общему правилу, установленному ч. 1 ст. 50 УПК РФ, оплату услуг адвоката производит доверитель или другие лица по просьбе подозреваемого, обвиняемого. Такой порядок оплаты труда адвоката представляется логичным, поскольку предполагается, что подозреваемый, обвиняемый преступил закон и обязаны нести негативные последствия своего деяния, в том числе - материальные расходы. В случае признания лица невиновным следователем или судом, оно вправе подать регрессный иск и возвратить потраченные на оплату услуг адвоката средства из бюджета государства. Тем не менее, ч. 2 ст. 50 УПК РФ установлено, что по просьбе подозреваемого, обвиняемого участие защитника обеспечивается дознавателем, следователем или судом. Отметим ряд особенностей такого рода помощи. Во-первых, Закон не определяет мотивов, по которым подозреваемый, обвиняемый обращается к уполномоченному органу (лицу) с подобной просьбой. Это вовсе не обязательно моет быть тяжёлое материальное положение подозреваемого, обвиняемого. Мотивом может быть: отсутствие конкретных знаний о составе адвокатского сообщества в месте нахождения будущего доверителя, подавленное его психическое состояние, отсутствие организационных возможностей для поиска адвоката и т.д. Однако конституционный принцип гарантированности получения квалифицированной юридической помощи, в том числе - бесплатной, в данном случае доминирует (ч. 1 ст. 48).
В обеспечение реализации упомянутой ч. 2 ст. 50 УПК РФ издано Постановление Правительства от 4 июля 2003 г. N 400 (в ред. от 28 сентября 2007 г. N 625) "О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда". Им предусмотрена оплата труда адвоката в размере от 1/4 до одного минимального размера оплаты труда за один день участия в процессе. Оплата производится через органы государственной власти Российской Федерации, наделённые полномочиями по назначению адвокатов и Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации*(84), то есть - из средств федерального бюджета.
Очевидно, оценив сложность постоянного перерасчёта оплаты услуг адвоката через МРОТ, уполномоченные органы исполнительной власти перевели размер оплаты труда адвокатов в конкретные цифры. Совместным Приказом Министерства Юстиции Российской Федерации N 199 и Министерства финансов Российской Федерации N 87н от 15 октября 2007 г. "Об утверждении Порядка расчёта оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда в зависимости от сложности уголовного дела" один день участия адвоката в процессе определён в размере не менее 275 руб. и не более 1100 руб.*(85) Далее идут различные градации сложности уголовных дел в зависимости от уровня судебного органа, количества обвиняемых (подсудимых), количества томов уголовного дела и др. Причём расчет конкретной суммы причитающегося адвокату гонорара производит дознаватель, следователь или суд.
Единственным достоинством этой системы является то, что адвокат всё-таки получает вознаграждение за свой труд. А вот недостатков масса. Во-первых, нарушается принцип независимости адвоката от других участников процесса. Более того, в Постановлении Правительства в нарушение принципа состязательности и норм УПК РФ в числе лиц, полномочных назначать адвоката, назван прокурор, то есть противоположная сторона уголовного процесса. Во-вторых, появляется материальная зависимость адвоката от дознавателя, следователя, суда, а не от закона. Логично предположить корыстный мотив действий с обеих сторон. В-третьих, нарушается свобода воли доверителя в выборе средств и способов защиты.
Что касается иных форм оказания бесплатной квалифицированной юридической помощи, то ст. 26 комментируемого Закона определены категории граждан и основания её оказания, а ст. 21 Федерального закона "О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации" этот перечень существенно расширен. Статья 19 названного Закона установлена сложная процедура подбора адвокатов, оказывающих бесплатную юридическую помощь, порядок её оплаты и отчёта о её оказании. Но самое главное - это порядок расчёта размера оплаты труда адвоката и её источник. В части 9 ст. 25 комментируемого Закона указан источник денежных средств, из которого возмещаются затраты на оказание этой помощи адвокатами, - это бюджет субъекта Федерации. Этот же источник подтвержден ст. 19 Закона о бесплатной юридической помощи. Получается, что категории неимущих граждан определяются федеральным актом, а источник возмещения расходов - региональный бюджет. К тому же отнесение отдельных граждан к числу неимущих и нуждающихся в оказании бесплатной юридической помощи производится в соответствии со ст. 26 комментируемого Закона через исчисление величины прожиточного минимума, установленного в субъекте Федерации (см. комментарий к ст. 26).
Приведём пример: величина прожиточного минимума в г. Москве составляет 9490 руб. на человека (2-й кв. 2011 г.) в месяц или 316 руб. в день. А оплата труда адвоката составляет 500-600 руб. в день, то есть средняя цифра от установленных указанным выше приказом Минфина или около 2-х размеров прожиточного минимума. На наш взгляд, такая система определения категорий малоимущих граждан и фактической оплаты труда адвоката вряд ли соответствует конституционным принципам социального государства (ст. 7 Конституции России). Более того, в дотационных субъектах Российской Федерации (а таковых в нашей стране 4/5 от общего числа) начисленный гонорар адвокату по назначению приходится ждать месяцами. Поэтому адвокаты всеми возможными законными способами стараются уклониться от выполнения такого рода поручений. На практике это означает нарушение принципа равноправия адвокатов и конституционного права каждого на получение квалифицированной юридической помощи.
Проблема оказания первичной юридической помощи в России становится все более острой, если исходить из того, что взят курс на построение правового государства. В самом деле, чем больше законов, тем сложнее в них разобраться простому человеку. В этих условиях уменьшить остроту указанной проблемы можно исключительно за счет установления в российском праве высоких квалификационных требований к лицам, оказывающим юридические услуги. Введение типовых обязательных правил повысит качество услуг (как платных, так и бесплатных) и поможет преодолеть разобщенность профессионального сообщества.
28 сентября 2011 г. были приняты Единые стандарты оказания первичной квалифицированной юридической помощи, согласно ст. 2 которых под первичной квалифицированной юридической помощью следует понимать правовое (юридическое) консультирование по первому обращению физических и юридических лиц о содействии в реализации их собственных или представляемых прав и свобод, которое исключает осуществление представительства в судебных и исполнительных органах власти Российской Федерации.
Вместе с тем, наряду с понятием "юридическая помощь" ("квалифицированная юридическая" помощь") в научно-практическом обороте используются такие термины, как "правовая помощь", "правовые услуги", "юридические услуги", соотношение между которыми раскрывается различными исследователями по-разному. Так, по мнению Т.И. Ильиной, понятия "юридическая помощь", "юридические услуги", а также "правовая помощь" являются разными обозначениями одного и того же явления, то есть являются синонимами; мнение же о том, что категория "правовая помощь" охватывает предоставление различного рода благ, в том числе правовых услуг является, на ее взгляд, неверным*(86). Следует, однако, оговориться, что соответствующие выводы обосновываются автором в рамках гражданско-правового исследования.
Критические оценки попыток разведения, понятий "юридическая помощь" и "юридические услуги" содержатся и в работах правоведов более широкого профиля, включая Г.М. Резника, который полагает, в частности, что предложенная в литературе конструкция различения "услуги" и "помощи" по основанию доставления социального блага хотя и не лишена изящества, но не выдерживает проверки прозой жизни; при этом*(87) он обращает внимание на то, что законодательно между понятиями "юридическая, помощь" и "юридическая услуга" нигде никаких различий не проводится. Схожую позицию по поводу соотношения названных терминов занимают и ряд специалистов в области конституционного права. К примеру, Р.Г. Мельниченко в своей работе "Конституционное право на юридическую помощь" последовательно раскрывает содержание и признаки понятия "юридическая помощь" через доступ к юридическим благам, в виде юридических услуг*(88). Напротив, В.В. Печерский исходит из нетождественного характера понятий "юридическая помощь" и "юридическая услуга"*(89). Опираясь на общесоциальные представления о помощи как таковой, он приходит к выводу, что понятие "юридическая помощь" образуется совокупностью следующих признаков:
- воздействие на элементы жизнедеятельности конкретного физического или юридического лица неблагоприятных факторов, вызывающих угрозу естественного осуществления правового статуса;
- активная профессиональная деятельность юриста, направленная на понимание сложившейся предконфликтной или конфликтной ситуации, угрожающей нормальному осуществлению прав и свобод обратившегося физического или юридического лица;
- заключение соглашения на оказание юридической помощи;
- сотрудничество лица, нуждающегося в юридической помощи (истца, ответчика, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого и т.д.), с избранным им юристом, направленное на сообщение необходимой для оказания помощи информации, передачу документов, вещественных и иных доказательств;
- профессиональная тайна как обязательный элемент доверия между юристом и лицом, нуждающимся в юридической помощи;
- независимость юриста, оказывающего юридическую помощь, от других физических и юридических лиц;
- жертвенность юриста своими личными интересами;
- наличие особых (в большинстве случаев регулируемых законодательством) средств, приемов и способов оказания юридической помощи, корпоративных правил профессиональной деятельности);
- невозможность гарантирования положительного результата при оказании юридической помощи.
Что же касается юридической услуги, то она вызывается к жизни совершенно другими жизненными обстоятельствами, в которых отсутствуют признаки конфликтности, столкновение противоположных интересов. У лица, обратившегося за оказанием юридической услуги, существует только свой собственный правовой интерес, удовлетворение которого он не может осуществить самостоятельно, заключающийся, как правило, в желании получить в рамках консультирования определенную совокупность юридической информации, могущей быть полезной в той или иной конкретной жизненной ситуации (ожидаемой в будущем, осуществляемой в настоящем или происшедшей в прошлом). В соответствии с этим под "юридической услугой" предлагается понимать деятельность специально управомоченных субъектов, направленную на доставление физическому или юридическому лицу определенной совокупности благ юридического характера*(90).
Принципиально разделяя позицию о несовпадении юридической помощи и юридических услуг, полагаем, однако, что такое несовпадение не является коренным, что позволяло бы сделать вывод о самостоятельности, сущностной обособленности данных социально-правовых явлений.
Юридическая помощь как институт находится в неразрывной взаимосвязи с сущностными характеристиками современного государства, устроенного на принципах господства права, демократии, уважения и охраны достоинства личности, равенства, справедливости, признания и защиты прав и свобод человека и гражданина. Она отражает комплекс взаимоотношений между личностью и государством по поводу обеспечения лицу реальной возможности эффективно воспользоваться теми социальными благами, доступ к которым опосредован установленным конституцией и, конкретизированным в текущем законодательстве конституционно-правовым статусом личности*(91).
Согласно ч. 1 ст. 1 Закона об адвокатуре адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката, физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию. Адвокатура - это профессиональное сообщество адвокатов, которое как институт гражданского общества не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления, действует на основе принципов законности, независимости, самоуправления, корпоративности и принципа равноправия адвокатов. Законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре основывается на Конституции РФ и состоит из Закона об адвокатуре, других федеральных законов, принимаемых в соответствии с федеральными законами нормативных правовых актов Правительства РФ и федеральных органов исполнительной власти, регулирующих указанную деятельность, а также из принимаемых законов и иных нормативных правовых актов субъектов РФ. Таким образом, диспозиция ч. 1 ст. 48 Конституции РФ получила законодательную конкретизацию. Оказывая юридическую помощь, адвокат выполняет следующие функции:
1) дает консультации и справки по правовым вопросам как в устной, так и в письменной форме;
2) составляет заявления, жалобы, ходатайства и другие документы правового характера;
3) представляет интересы доверителя в конституционном судопроизводстве;
4) участвует в качестве представителя доверителя в гражданском и административном судопроизводстве;
5) участвует в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях;
6) участвует в качестве представителя доверителя в разбирательстве дел в третейском суде, международном коммерческом арбитраже (суде) и иных органах разрешения конфликтов;
7) представляет интересы доверителя в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях;
8) представляет интересы доверителя в органах государственной власти, судах и правоохранительных органах иностранных государств, международных судебных органах, негосударственных органах иностранных государств, если иное не установлено законодательством иностранных государств, уставными документами международных судебных и иных органов или международными договорами РФ и т.д.
Представителями организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления в гражданском и административном судопроизводстве, судопроизводстве по делам об административных правонарушениях могут выступать только адвокаты, за исключением случаев, когда эти функции выполняют работники, состоящие в штате указанных организаций, органов государственной власти и органов местного самоуправления. Адвокат вправе (ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре):
а) собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, а также иных организаций;
б) опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь;
в) собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном российским законодательством;
г) привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи;
д) беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности;
е) фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну и т.д.
Адвокат не вправе (ч. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре):
1) принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случае, если оно имеет заведомо незаконный характер;
2) принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случаях, если он:
- имеет самостоятельный интерес по предмету соглашения с доверителем, отличный от интереса данного лица;
- участвовал в деле в качестве судьи, третейского судьи или арбитра, посредника, прокурора, следователя, дознавателя, эксперта, специалиста, переводчика, является по данному делу потерпевшим или свидетелем;
- состоит в родственных или семейных отношениях с должностным лицом, которое принимало или принимает участие в расследовании или рассмотрении дела данного лица;
- оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица;
3) занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя;
4) делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот ее отрицает;
5) разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, без согласия доверителя;
6) отказаться от принятой на себя защиты.
Негласное сотрудничество адвоката с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, запрещается.
Согласно ч. 1 ст. 26 Закона об адвокатуре юридическая помощь гражданам России, среднедушевой доход семей которых ниже величины прожиточного минимума, установленного в субъекте РФ в соответствии с федеральным законодательством, а также одиноко проживающим гражданам РФ, доходы которых ниже указанной величины, оказывается бесплатно в следующих случаях:
1) истцам - по рассматриваемым судами первой инстанции делам о взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного смертью кормильца, увечьем или иным повреждением здоровья, связанным с трудовой деятельностью;
2) ветеранам Великой Отечественной войны - по вопросам, не связанным с предпринимательской деятельностью;
3) гражданам России - при составлении заявлений о назначении пенсий и пособий;
4) гражданам России, пострадавшим от политических репрессий, - по вопросам, связанным с реабилитацией.
Государство, как гарант конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи, не может стоять в стороне от решения вопроса о том, кто и как такую помощь оказывает. Однако, при этом, совершенно понятны опасения тех, кто выступает против усиления государственного контроля в отношении адвокатуры, тем более что история нам неоднократно показывала переменчивость в настроении власти по отношению к данному правовому институту. Многих ученых и практиков не устраивает формулировка п. 6 ст. 17 Закона об адвокатуре, который дает возможность территориальному органу юстиции влиять на прекращение статуса адвоката. Существуют опасения, что это может быть использовано отдельными государственными чиновниками против адвокатов, занимающих принципиальное положение при выполнении своих профессиональных обязанностей. Таким образом, следует исключить п. 6 ст. 17 Закона об адвокатуре и дать возможность решать эти вопросы исключительно адвокатским палатам.
Согласно п. 2.2.5 Отчета Совета Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации за период с апреля 2009 г. по апрель 2011 г. в 2009-2010 гг. ежегодно около 30 тысяч адвокатов принимали участие в оказании гражданам Российской Федерации юридической помощи бесплатно. При этом ими выполнено 1 452 491 поручение, в соответствии с которыми дано устных и письменных консультаций по правовым вопросам - 1 054 925 и составлено документов правового характера - 258 326*(92).
Адвокаты бесплатно представляли интересы доверителей в гражданском судопроизводстве - по 87 783 делам, в исполнительном производстве - по 18 621 гражданскому делу, в государственных органах, иных органах и организациях - 13 961 раз. В отчетном периоде юридическую помощь бесплатно у адвокатов получили 327 584 малоимущих гражданина, в том числе:
- истцы, по рассматриваемым судами первой инстанции делам о взыскании алиментов, - 50 531, о возмещении вреда, причиненного смертью кормильца, - 7510, о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, связанным с трудовой деятельностью, - 8828;
- ветераны и инвалиды Великой Отечественной войны - 52 637;
- граждане Российской Федерации - при составлении заявлений о назначении пенсий и пособий - 24 316;
- граждане Российской Федерации, пострадавшие от политических репрессий, - 5516;
- несовершеннолетние, содержащиеся в учреждениях системы профилактики, - 5721;
- несовершеннолетние - при рассмотрении судьей материалов о помещении в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа или в центры временного содержания органов внутренних дел для несовершеннолетних правонарушителей - 10 258;
- граждане пожилого возраста и инвалиды, проживающие в стационарных учреждениях социального обслуживания, - 7515;
- лица, страдающие психическими расстройствами, в том числе находящиеся в психиатрических стационарах, - 6977;
- военнослужащие, проходящие военную службу по призыву, по вопросам, связанным с прохождением военной службы, а также по иным основаниям, установленным федеральными законами, - 4086;
- лица, место жительства которых неизвестно, привлеченные в гражданском судопроизводстве в качестве ответчика, - 50220;
- иные категории малоимущих граждан, которым оказание бесплатной юридической помощи предусмотрено законодательством субъектов Российской Федерации, - 93 469.
Федеральная палата адвокатов в соответствии с программой сотрудничества ЕС и России участвовала в совместном проекте "Совершенствование доступа к правосудию в Российской Федерации" (проект ТАСИС). В рамках проекта экспертами ФПА проведены полномасштабные исследования проблем оказания бесплатной юридической помощи в Российской Федерации и более углубленно в четырех пилотных регионах (Республика Татарстан, Чувашская Республика, Рязанская и Самарская области)*(93). Полезным с точки зрения изучения проблем оказания субсидируемой юридической помощи было участие ФПА РФ в проектах, реализуемых институтом "Право общественных интересов" (PILI) и Институтом права и публичной политики.
В составе рабочей группы, образованной Министерством юстиции РФ по поручениям высшего руководства Российской Федерации, Федеральная палата адвокатов приняла активное участие в подготовке законопроекта "О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации", предусматривающего существенное расширение категорий граждан, имеющих право на получение бесплатной юридической помощи, и увеличение объема этой помощи*(94).
Квалификационные комиссии созданы во всех адвокатских палатах и накопили значительный опыт приема квалификационных экзаменов у лиц, претендующих на присвоение статуса адвоката, богатую дисциплинарную практику в связи с рассмотрением жалоб на действия (бездействие) адвокатов*(95).
Сегодня существуют и другие возможности для государства повлиять на адвоката. Вопрос в том, насколько часто государство прибегает к использованию имеющихся возможностей. Например, в ходе диссертационного исследования было установлено, что, ссылаясь на законодательную неурегулированность, законодателем делаются многочисленные попытки внесения поправки в Закон об адвокатуре, в который уже неоднократно вносились изменения и дополнения (в частности, от 28 октября 2003 г. N 134-ФЗ, от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ, от 20 декабря 2004 г. N 163-ФЗ, от 24 июля 2007 г. N 214-ФЗ, от 3 декабря 2007 г. N 320-ФЗ, от 23 июля 2008 г. N 160-ФЗ, от 11 июля 2011 г. N 200-ФЗ).
По словам Президента Федеральной палаты адвокатов РФ Е.В. Семеняко, проблема, связанная с поправками к Закону об адвокатуре, вышла на первый план*(96). И действительно, разве адвокатское сообщество могло остаться в стороне, после того как было предложено: 1) разрешить территориальным органам государственной регистрации запрашивать от совета адвокатской палаты справочные и иные материалы, необходимые для принятия решений, относящихся к установленной сфере деятельности, то есть фактически доступ к адвокатскому досье, которое является адвокатской тайной; 2) запретить адвокатам заниматься предпринимательской деятельностью, а также любой, кроме адвокатской, оплачиваемой деятельностью, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности; 3) ужесточить порядок выдачи ордеров, передав эту функцию органам юстиции и т.д. Так, например, в 2003 г. депутаты Государственной Думы Федерального Собрания РФ И.Ю. Артемьев и С.В. Иваненко внесли в Думу законопроект о дополнении ст. 31 Закона об адвокатуре, обязывающий адвокатские палаты организовывать незамедлительное оказание юридической помощи подозреваемым и обвиняемым при их задержании. Законопроект был отклонен Думой в 2004 г. Те же депутаты внесли в Думу законопроект о дополнении ст. 6 Закона об адвокатуре перечнем из 20 случаев (на трех страницах), когда адвокату необходимо поддерживать свои полномочия ордерами. Законопроект также был отклонен Думой в 2005 г. В 2004 г. депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ А.Н. Волков внес в Думу законопроект об исключении части 3 из статьи 8 Закона об адвокатуре, которая запрещает без судебного решения проводить оперативно-розыскные мероприятия, следственные действия в отношении адвоката и использовать в качестве доказательств обвинения сведения, предметы и документы, входящие в производство адвоката по делам его доверителей. Впоследствии законопроект был отозван самим автором.
Законодательное Собрание Еврейской автономной области внесло в Государственную Думу законопроект об изменении статьи 20 Закона об адвокатуре с целью "установления государственного контроля за... адвокатами". Законопроект также был отклонен Государственной Думой в 2005 г. В этом же году депутат Госдумы РФ В.И. Черепков внес в Государственную Думу законопроект об изменении ст. 49 УПК РФ, предусматривающий допуск в качестве защитников по уголовным делам любых лиц, выбранных обвиняемыми, а не только адвокатов. Законопроект был отклонен Думой в 2006 г. Депутаты Госдумы РФ В.И. Алкснис, С.Н. Бабурин, И.К. Викторов, С.А. Глотов, А.Н. Трешневиков, И.В. Савельева, А.В. Фоменко внесли в Думу законопроект о присвоении статуса адвоката без экзамена лицам с учеными степенями по юридической специальности. Законопроект также был отозван авторами в 2006 г.
В этом же году депутаты В.В. Гребенников, А.В. Митрофанов и другие внесли в Думу законопроект, который "во многом ставит адвокатуру в зависимость от контролирующих государственных органов"*(97).
Адвокатское сообщество, что вполне закономерно, отрицательно отнеслось к тенденциям усиления государственного влияния на адвокатуру и попыткам вмешательства в ее деятельность*(98). В частности, Президент Федеральной палаты адвокатов РФ Е.В. Семеняко заявил, что поправки нарушают баланс между адвокатурой и государством и ставят под сомнение неотъемлемые атрибуты адвокатуры, ее "три кита": независимость, корпоративность и самоуправление*(99). Комментируя поправки, Г.Б. Мирзоев высказал свою обеспокоенность по поводу постоянных попыток "размыть концепцию закона через различного рода подзаконные акты и эксперименты"*(100), а по поводу выдачи ордеров отметил, что если "чиновник будет иметь отношение к ордерам - это будет означать конец адвокатуре"*(101).
<< | >>
Источник: А.П. Галоганов. Научно-практический комментарий к Федеральному закону от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (постатейный). 2012

Еще по теме Статья 3. Адвокатура и государство:

  1. Глава 8. Адвокатура. Гражданское общество. Государство
  2. § 8.2. Место и роль института адвокатуры в государстве
  3. Статья 4. Законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре
  4. 16.1. Адвокатура
  5. 2. АДВОКАТУРА
  6. 53. Адвокатура
  7. Глава 2. История российской адвокатуры
  8. 78. Адвокатура
  9. Глава 3. Правовые основы организации адвокатуры
  10. Глава 4. Организация адвокатской деятельности и адвокатуры