загрузка...

Статья 34. Имущество адвокатской палаты

1. Комментируемая статья по содержанию не соответствует своему названию и может быть понята только во взаимосвязи комментируемого Закона с Гражданским кодексом РФ и Федеральным законом "О некоммерческих организациях". Название обязывает к тому, чтобы установить общий правовой режим имущества адвокатской палаты, закрепить основные виды имущества, которое может ей принадлежать, а также общее назначение (цели использования) имущества адвокатской палаты, определить источники формирования имущества и предусмотреть ограничения (в случае необходимости) на использование отдельных видов имущества. Из этого перечня комментируемая статья ограничивается констатацией принадлежности адвокатской палате имущества на праве собственности и характеристикой источников формирования имущества данной палаты.
В современную организационную структуру адвокатуры в России входят следующие элементы: органы адвокатского самоуправления; совокупность адвокатских образований РФ; общественные объединения адвокатов. В соответствии с Федеральным законом об адвокатской деятельности и адвокатуре органами адвокатского самоуправления являются: Федеральная палата адвокатов РФ и ее исполнительные органы, адвокатские палаты субъектов Российской Федерации, квалификационные комиссии палат субъектов Российской Федерации*(428).
Адвокатская палата - основная форма самоуправления адвокатов*(429). Федеральным Собранием Российской Федерации во втором чтении принят законопроект "О саморегулируемых организациях" (Проект N 348631-3). Впервые законодателем вводятся понятия саморегулирования и саморегулируемых организаций, обозначается предмет саморегулирования, устанавливаются правила и стандарты саморегулируемых организаций*(430). Принятие этого Федерального закона будет являться новеллой в сфере законодательства, регулирующего деятельность некоммерческих организаций. Понятие "саморегулируемых организаций" и ранее встречалось в законодательстве, регулирующем, например, отношения в области признания юридических лиц несостоятельными (банкротами)*(431). Отметим, что в действующем законодательстве не содержится определение понятия "саморегулирования". Однако, в ст. 2 и 3 законопроекта Федерального закона "О саморегулируемых организациях" впервые предложено закрепить дефиниции понятий "саморегулирования" и "саморегулируемых организаций". Под саморегулированием понимается самостоятельная или инициативная деятельность, которая осуществляется субъектами предпринимательской или профессиональной деятельности и содержанием которой являются разработка и установление правил и стандартов указанной деятельности, а также контроль за соблюдением требований законодательства РФ и указанных правил и стандартов. (Ст. 2. проекта N 348631-3 Федерального закона "О саморегулируемых организациях".)
Под саморегулируемыми организациями признаются некоммерческие организации, созданные в соответствии с Федеральным законом от 12 января 1996 года N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" в целях саморегулирования, основанные на членстве, объединяющие субъектов предпринимательской или профессиональной деятельности одного вида и только при условии ее соответствия всем установленным настоящим Федеральным законом требованиям (ст. 3 проекта N 348631-3 Федерального закона "О саморегулируемых организациях"). Так, Н.В. Лазарева-Пацкая, считает, что государство через реализацию норм закона "О саморегулируемых организациях" пытается ввести дополнительный контроль и надзор за деятельностью адвокатских палат, игнорируя норму п. 3 ст. 3 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" о том, что в целях обеспечения доступности для населения юридической помощи и содействия адвокатской деятельности органы государственной власти обеспечивают гарантии независимости адвокатуры*(432). Однозначно согласиться с таким выводом нельзя ввиду того, что адвокатура подпадает под действие этого нормативного акта только по формальным признакам. В зависимости от цели и механизма создания и функционирования выделяются два вида саморегулирования:
- организации с обязательным членством (арбитражные управляющие, адвокатура). Это альтернатива лицензированию, при котором лицензионные требования заменяются внутренними правилами профессиональной деятельности;
- организации с добровольным саморегулированием. Основными субъектами являются хозяйственные общества по признаку единства отрасли или рынка (товаров, услуг).
Саморегулирование это:
в глазах субъектов - способ освобождения от чрезмерного государственного контроля;
в глазах государства - возможность более эффективно решать экономические, социальные и политические проблемы с минимальным государственным вмешательством;
в глазах контрагентов - путь к воспитанию культуры осуществления профессиональной деятельности;
в глазах политиков - путь к управлению на демократических началах и построению гражданского общества.
Согласно проекту N 348631-3 Федерального закона "О саморегулируемых организациях" законом регулируются отношения, возникающие в связи с созданием, деятельностью и прекращением саморегулируемых организаций субъектов предпринимательской или профессиональной деятельности, осуществлением саморегулируемыми организациями взаимодействия со своими участниками, потребителями производимых ими товаров (работ, услуг), федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления, к полномочиям которых отнесено государственное регулирование и контроль предпринимательской и (или) профессиональной деятельности участников саморегулируемых организаций (далее - регулирующие органы).
Адвокатская палата, будучи негосударственной некоммерческой организацией (см. комментарий к ст. 29), вправе иметь на праве собственности любое имущество, за исключением того, которое может находиться только в публичной собственности. Ей, следовательно, могут принадлежать здания, сооружения, жилищный фонд, оборудование, инвентарь, денежные средства в рублях и иностранной валюте, ценные бумаги и иное имущество. Она может иметь земельные участки в собственности или на ином праве в соответствии с законодательством Российской Федерации (ст. 25 Федерального закона "О некоммерческих организациях").
Однако трудно допустить возможность сколько-нибудь длительной принадлежности имущества, обычное назначение которого препятствует его использованию адвокатской палатой, поскольку требует от нее действий, несовместимых с ее специальной правоспособностью. Приобретение же такого имущества может быть оправданно только реальной возможностью его изменения для использования по новому назначению. В противном случае подобная сделка будет иметь признаки недействительности, подпадающие под ст. 173 ГК РФ. Как и всякая другая некоммерческая организация, адвокатская палата объективно нуждается в этом имуществе для обеспечения своей основной, некоммерческой деятельности.
Основными функциями адвокатской палаты, согласно комментируемому Закону (см. комментарий к п. 4 ст. 29), являются:
- оказание квалифицированной юридической помощи;
- обеспечение доступности юридической помощи для населения на всей территории субъекта Федерации;
- организация юридической помощи, оказываемой гражданам Российской Федерации бесплатно;
- представительство и защита интересов адвокатов в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях;
- контроль над профессиональной подготовкой лиц, допущенных к адвокатской деятельности, и над соблюдением адвокатами Кодекса профессиональной этики адвоката.
Только необходимость экономического обеспечения этих функций оправдывает предоставление адвокатской палате прав юридического лица и имущества на праве собственности*(433).
Нет никаких непреодолимых препятствий для приобретения права собственности, например, на здания (нежилые помещения) и сооружения в целях размещения в них органов управления, основного и вспомогательного персонала адвокатской палаты, проведения организационных мероприятий, учебных занятий, хранения организационной техники и материалов, технического обслуживания и ремонта транспортных средств и другой техники, используемой в основной деятельности адвокатской палаты. Возможно даже создание вспомогательных видов производств (например, участков по производству определенных видов печатной продукции, организации общественного питания сотрудников), но лишь для обеспечения основной деятельности адвокатской палаты, т.е. исключительно для "внутреннего употребления", но не реализации на сторону.
Жилые здания (помещения) в принципе также могут приобретаться адвокатской палатой в собственность в целях предоставления сотрудникам палаты для постоянного либо временного проживания (отдыха). Однако риски, обременения и расходы, связанные с правом собственности на это имущество, а также сложившиеся в российской адвокатуре подходы к обеспечению жилыми помещениями адвокатов и вспомогательного персонала, финансированию и организации их досуга и отдыха делают маловероятным появление такого имущества на балансе адвокатских палат.
Земельные участки могут приобретаться для строительства на них зданий и сооружений либо вместе с расположенными на них строениями. Деятельность же по использованию всех этих объектов в качестве источника постоянного дохода, например, путем систематической сдачи в аренду относится к предпринимательской и несовместима со статусом адвокатской палаты.
Адвокатская палата на уровне закона не ограничена в праве инвестировать свободные денежные средства в доходные ценные бумаги (акции, облигации, инвестиционные паи и другие). Однако риск таких вложений (представляющих собой спекуляции на фондовом рынке, близкие по легальному статусу к предпринимательской деятельности) обычно несовместим с природой финансирования доходов и расходов адвокатской палаты. Следовательно, данное обстоятельство должно быть отражено во внутренних актах органов адвокатского сообщества, в том числе адвокатской палаты, которые могут либо существенно ограничивать такие операции, либо даже запрещать их.
В соответствии с подп. 10 п. 2 ст. 30 комментируемого Закона собрание (конференция) вправе создавать целевые фонды палаты. Например, может быть создан целевой фонд, из которого выплачивается дополнительное вознаграждение адвокатам, участвующим в уголовных делах в порядке ст. 51 УПК РФ или оказывающим бесплатную юридическую помощь гражданам по ходатайствам Минюста России, учреждений ГУИНа, правозащитных организаций. Такой фонд формируется за счет повышенных отчислений от адвокатов, не осуществляющих защиту по назначению.
Адвокатская палата отвечает по своим обязательствам тем своим имуществом, на которое по законодательству Российской Федерации может быть обращено взыскание (ст. 25 Федерального закона "О некоммерческих организациях"),
1.1. Имущество адвокатской палаты формируется из трех источников:
а) отчислений, направляемых адвокатами на общие нужды адвокатской палаты;
б) грантов, поступающих от физических и юридических лиц;
в) благотворительной помощи, поступающей от физических и юридических лиц
Норма ч. 1 комментируемой статьи предусматривает перечень источников финансирования затрат на "формирование" имущества, или, в терминологии Гражданского кодекса, "источников формирования" имущества (ст. 113, 114 ГК РФ). Закон не уточняет, что следует понимать под термином "формирование", но логическое толкование вариантов его использования в других нормативных актах приводит к выводу о том, что обычно с точки зрения догмы гражданского права он обозначает приобретение права собственности на денежные средства и другое имущество и обособление части денежных средств и другого имущества юридического лица с установлением для них особого правового режима (формирование фондов юридического лица).
Ни один из этих "источников" сам собой имуществом адвокатской палаты не является. Не относятся они и к числу оснований возникновения права собственности адвокатской палаты, поскольку представляют собой имущество (почти исключительно денежные средства) других лиц, передаваемых либо во исполнение обязанностей перед палатой (отчисления на общие нужды), либо для использования с определенной целью (гранты, благотворительная помощь).
Смысл нормы заключается в том, чтобы, во-первых, ограничить возможности адвокатской палаты в распоряжении имеющимися у нее денежными средствами, идущими на приобретение имущества в зависимости от оснований получения денежных средств, и, во-вторых, организовать учет поступающих денежных средств по источникам их поступления. Лишь при таких условиях можно обеспечить расход денежных средств, полученных только из указанных источников, на имущество, приобретаемое адвокатской палатой.
В литературе высказано мнение о том, что состав источников формирования имущества адвокатской палаты на самом деле шире указанного в комментируемой статье за счет того, что на деятельность адвокатской палаты должна распространяться ст. 26 Федерального закона "О некоммерческих организациях", закрепляющая перечень источников формирования имущества некоммерческой организации. В частности, утверждается, что имущество адвокатской палаты может формироваться из:
а) регулярных и единовременных поступлений от адвокатов на содержание адвокатской палаты;
б) добровольных имущественных взносов и пожертвований;
в) других не запрещенных законом поступлений*(434).
С таким мнением трудно согласиться, поскольку оно не подтверждается содержанием комментируемой статьи, устанавливающей исчерпывающий перечень источников формирования имущества адвокатской палаты. Специальный характер правоспособности такой некоммерческой организации, как адвокатская палата, позволяет утверждать, что отсутствие в комментируемой статье указаний на иные источники средств, которые могут использоваться для приобретения адвокатской палатой имущества, следует считать не пробелом, обычным, если речь идет о коммерческих юридических лицах, а квалифицированным умолчанием*(435). Наконец, общий принцип lex specialis derogat generali заставляет признать данную точку зрения несостоятельной. В противном случае комментируемая статья вообще не имела бы особого смысла, будучи сведена к роли формального уточнения ст. 26 Федерального закона "О некоммерческих организациях" (технически, кстати, всегда требующего отсылки в тексте уточняющей нормы), а между тем она носит явно выраженный характер специальной редукции этой общей нормы.
Адвокаты не отвечают по обязательствам адвокатской палаты, а адвокатская палата не отвечает по обязательствам адвокатов. Адвокатская палата подлежит государственной регистрации, которая осуществляется на основании решения учредительного собрания (конференции) адвокатов и в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц. На территории субъекта Федерации может быть образована только одна адвокатская палата, которая не вправе образовывать свои структурные подразделения, филиалы и представительства на территориях других субъектов РФ. Образование межрегиональных и иных межтерриториальных адвокатских палат не допускается (п. 8 ст. 29 Закона). Федеральным законом от 20.12.2004 г. N 163-ФЗ внесено немало изменений в правовой статус адвокатских палат. Статья 29 дополнена пунктом 7.1 следующего содержания: "Адвокатская палата не подлежит реорганизации. Ликвидация адвокатской палаты субъекта Российской Федерации может быть осуществлена на основании федерального конституционного закона об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта в порядке, который устанавливается федеральным законом".
Первая существенная новелла касается того, что адвокатская палата не подлежит реорганизации. Однако, согласно ст. 57 Гражданского кодекса РФ реорганизация любого юридического лица (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование) может быть осуществлена по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами. В случаях, установленных законом, реорганизация юридического лица осуществляется по решению уполномоченных государственных органов или по решению суда*(436).
Следует особо отметить, что механическое применение к адвокатским палатам положений ГК РФ о реорганизации и ликвидации юридических лиц как субъектов гражданского оборота невозможно, поскольку палаты являются, по сути, публичными юридическими лицами, а значит - имеют свои особенности ликвидации. Согласно п. 7.1 ст. 29 Закона об адвокатуре адвокатская палата не подлежит реорганизации. Ликвидация адвокатской палаты субъекта РФ может быть осуществлена на основании федерального конституционного закона об образовании в составе России нового субъекта в порядке, который устанавливается федеральным законом (п. 7.1 введен Федеральным законом от 20 декабря 2004 г. N 163-ФЗ). Как любое юридическое лицо, адвокатская палата имеет свои органы управления, через которые оно приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности.
Правовая природа адвокатской палаты имеет свою - особенную - специфику, которая определена в Законе как коллективное адвокатское объединение лиц, занимающихся адвокатской деятельностью, т.е. адвокатская палата является профессиональной ассоциацией адвокатов субъекта РФ. Адвокатские палаты субъектов Федерации имеют отличия от организаций, создаваемых в соответствии с законодательством об общественных объединениях. Они различаются по целям, функциям, и субъектному составу*(437). В соответствии с Основными положениями о роли адвокатов, принятыми VIII Конгрессом ООН в августе 1990 г., адвокатам самим (без вмешательства государства) должно быть предоставлено право формировать самоуправляемые ассоциации для представительства их интересов, постоянной учебы, переподготовки и поддержания их профессионального уровня. Исполнительные органы профессиональных ассоциаций адвокатов избираются их членами и осуществляют свои функции без внешнего вмешательства.
Адвокатские палаты играют жизненно важную роль в поддержании профессиональных стандартов и этических норм, защищают своих членов от преследований и необоснованных ограничений и вмешательств в осуществляемую деятельность. На 2-ом Всероссийском съезде адвокатов мнения по поводу защиты адвокатскими палатами своих членов разделились. Одни выступающие говорили о недостаточных усилиях в этом вопросе со стороны адвокатских палат. Совершенно в другом ракурсе прозвучало выступление о том, что нарушая профессиональные права адвокатов госорганы фактически нарушают права граждан на квалифицированную юридическую помощь.
Международные Стандарты независимости юридической профессии Международной ассоциации юристов, принятые на конференции МАЮ в сентябре 1990 г. в г. Нью-Йорке, устанавливают, что в каждом регионе должно быть образовано не менее одной независимой самоуправляемой ассоциации юристов, признанной действующим законодательством, чей исполнительный орган должен быть свободно избран всеми членами без какого-либо вмешательства других органов и лиц. Это положение должно осуществляться независимо от права создавать или вступать, помимо того, в другие профессиональные ассоциации адвокатов и юристов.
Закон об адвокатуре устанавливает основные функциями адвокатской палаты. Сравним функции адвокатской палаты с функциями такой же некоммерческой организации - нотариальной палаты. Ее функции определены ст. 25 Основ законодательства РФ о нотариате: "Нотариальная палата представляет и защищает интересы нотариусов, оказывает им помощь и содействие в развитии частной нотариальной деятельности; организует стажировку лиц, претендующих на должность нотариуса, и повышение профессиональной подготовки нотариусов; возмещает затраты на экспертизы, назначенные судом по делам, связанным с деятельностью нотариусов; организует страхование нотариальной деятельности". Таким образом, из сравнения функций палат видно, что у нотариальной палаты предусмотрены в основном представительские функции и защита интересов нотариусов.
В адвокатской же палате представительство и защита интересов адвокатов стоят после обязанностей по непосредственной организации адвокатской деятельности. Это должным образом показывает расстановку акцентов в деятельности адвокатской палаты, приоритет ее целей и задач.
Законом предусмотрено, что адвокатская палата является некоммерческой организацией и она не вправе заниматься предпринимательской деятельностью. Между тем такой же орган - нотариальная палата, являясь также некоммерческой организацией, в соответствии со ст. 24 Основ наделена правом "осуществлять предпринимательскую деятельность постольку, поскольку это необходимо для выполнения ее уставных задач".
Подобное законодательное установление значительно облегчило нотариусам бремя содержания своего органа, что могло бы быть достаточно веским аргументом при внесении изменений в Закон об адвокатуре. Однако законодатель применил неравенство подходов к аналогичным ситуациям. Часть 10 ст. 29 запрещает адвокатским палатам два вида деятельности: адвокатскую от собственного имени и предпринимательскую. Первый запрет связан с тем, что палата не входит в число субъектов адвокатской деятельности, а является звеном управления. Второй требует переосмысления в соответствии с новыми условиями функционирования адвокатуры.
Подробнее следует остановиться на отношении высших судов России к правовому статусу и полномочиям Федеральной палаты адвокатов РФ и, как следствие, статусу адвокатских палат субъектов РФ.
8 февраля 2011 г. было вынесено определение Конституционного Суда РФ N 192-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 2 статьи 35 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации". Суть дела в следующем.
Федеральная палата адвокатов Российской Федерации в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность пункта 2 статьи 35 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", согласно которому Федеральная палата адвокатов как орган адвокатского самоуправления в Российской Федерации создается в целях представительства и защиты интересов адвокатов в органах государственной власти, органах местного самоуправления, координации деятельности адвокатских палат, обеспечения высокого уровня оказываемой адвокатами юридической помощи; Федеральная палата адвокатов является организацией, уполномоченной на представление интересов адвокатов и адвокатских палат субъектов Российской Федерации в отношениях с федеральными органами государственной власти при решении вопросов, затрагивающих интересы адвокатского сообщества, в том числе вопросов, связанных с выделением средств федерального бюджета на оплату труда адвокатов, участвующих в уголовном судопроизводстве в качестве защитников по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда.
Оспариваемые законоположения в смысле, придаваемом им правоприменительной практикой, нарушают права адвокатов, гарантированные статьями 30 (часть 1) и 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку лишают Федеральную палату адвокатов Российской Федерации права представлять их интересы в суде. Как следует из жалобы и приложенных к ней материалов, Федеральная палата адвокатов Российской Федерации обратилась от имени адвокатов Российской Федерации в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими пунктов 1 и 3 постановления Правительства Российской Федерации от 4 июля 2003 г. N 400*(438) "О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда". Определением от 9 сентября 2008 г. судья Верховного Суда Российской Федерации в принятии заявления отказал со ссылкой на то, что в соответствии с частью второй статьи 4 и частью первой статьи 46 ГПК РФ организация вправе обратиться в суд в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица или неопределенного круга лиц в случаях, предусмотренных данным Кодексом, другими федеральными законами, которыми такое право Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации не предусмотрено. Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оставила это определение без изменения. В передаче надзорной жалобы в Президиум Верховного Суда Российской Федерации заявителю также отказано.
Согласно статье 30 (часть 1) Конституции Российской Федерации каждый имеет право на объединение, в том числе для защиты своих интересов, а статьей 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Названные конституционные положения не исключают в случаях, предусмотренных законом, возможность защиты интересов лиц посредством обращения в суд образуемых ими объединений, но при этом не обязывают федерального законодателя предоставлять любому объединению право обращения в суд в защиту интересов его участников, а равно право их процессуального представительства. Отсутствие у того или иного объединения таких процессуальных прав не умаляет право каждого обратиться в суд самостоятельно.
Более сложен вопрос о том, может ли адвокатская палата иметь иные доходы, помимо тех, что указаны в комментируемой статье в качестве источников формирования ее имущества. Дело в том, что денежные средства на банковских счетах адвокатской палаты также, и даже в первую очередь, являются ее имуществом. Буквальный смысл нормы поэтому позволяет распространить устанавливаемое ею ограничение и на имеющиеся у адвокатской палаты денежные средства. Иными словами, в этом случае ей запрещалось бы иметь какие бы то ни было источники финансирования своей деятельности, кроме тех, что указаны выше. Однако это означало бы, что ей было бы запрещено участвовать, например, в коммерческих юридических лицах и даже потребительских кооперативах, чья деятельность может быть связана с предоставлением услуг членам адвокатской палаты, а также получать доходы от собственной разрешенной непредпринимательской деятельности. Иначе говоря, адвокатская палата все свои функции обязана была бы осуществлять на безвозмездных началах. Подобное общее ограничение по источникам финансирования деятельности нельзя признать обоснованным.
В литературе указывают в качестве примера, свидетельствующего о необходимости расширения легального перечня источников поступления денежных средств, на то, что, в частности, обязанности совета адвокатской палаты по организации информационного обеспечения адвокатов и обмена опытом работы между ними требуют издания различного рода пособий, информационных бюллетеней и справочников, сборников судебных речей, выпуска периодических изданий. Для этого адвокатская палата должна заниматься издательской деятельностью*(439). Думается, что пример этот не вполне удачен, поскольку в этой части затраты адвокатской палаты в значительной мере могут претендовать на статус иных затрат в составе тех, что идут на общие нужды федеральной палаты. Организация же издательской деятельности, выходящей за пределы внутренних потребностей адвокатского сообщества по получению оперативной информации служебного характера, теоретически может финансироваться и за счет реализации издательской продукции. Однако в этом случае встает вопрос о налоговом режиме такой деятельности, который может сделать ее трудно реализуемой. В случае же признания ее предпринимательской для получения доходов и вовсе не остается места.
В то же время источником формирования имущества адвокатской палаты не может быть адвокатская или предпринимательская деятельность, поскольку п. 10 ст. 29 комментируемого Закона адвокатской палате запрещено осуществлять адвокатскую деятельность от своего имени, а также заниматься предпринимательской деятельностью.
1.2. Отчисления на общие нужды представляют собой установленный законом порядок прекращения права собственности на имущество у одного лица (адвоката) в силу акта отчуждения и возникновение тождественного права на это имущество у другого лица (адвокатской палаты). Юридическая природа отчислений на общие нужды в адвокатской палате аналогична юридической природе регулярных поступлений участников некоммерческой организации. Адвокатская палата является юридическим лицом корпоративного типа. Обязанность уплаты специальных взносов, к каковым относятся и отчисления на общие нужды, основана на членстве в адвокатской палате.
Основанием возникновения права собственности на денежные средства, переданные в порядке отчислений, служит не договор, а иная сделка по отчуждению имущества (ч. 2 ст. 218 ГК РФ), которая представляет собой поручение перечислять обусловленную денежную сумму в порядке отчисления на общие нужды.
1.3. Грант (англ. grant) представляет собой вид прямой единовременной субсидии (денежного либо натурального пособия), предоставляемой (чаще всего присуждаемой по результатом открытого конкурса либо специального отбора) организацией или частным лицом другой организации или частному лицу (как правило, в результате конкурсного отбора) для осуществления конкретных проектов в области науки, культуры, образования.
Легальное определение гранта содержится в Федеральном законе от 23 августа 1996 г. N 127-ФЗ "О науке и государственной научно-технической политике". В статье 1 для целей данного Закона гранты определяются как "денежные и иные средства, передаваемые безвозмездно и безвозвратно гражданами и юридическими лицами, в том числе иностранными гражданами и иностранными юридическими лицами, а также международными организациями, получившими право на предоставление грантов на территории Российской Федерации в установленном Правительством Российской Федерации порядке, на проведение конкретных научных исследований на условиях, предусмотренных грантодателями".
С точки зрения гражданского права грант представляет собой особый вариант пожертвования с условием использования передаваемого имущества по специальному назначению. Подтверждается это не только семантическим, логическим и сравнительным анализом нормативного содержания двух этих юридических конструкций, но и сложившейся практикой. Официальную поддержку это мнение получило в позиции Пенсионного фонда России (ПФР). Согласно письму ПФР от 27 мая 1999 г. N ЕВ-16-26/4987, грант является предметом гражданско-правового договора пожертвования, и отношения, возникающие с его заключением, регулируются нормами ст. 582 ГК РФ.
Адвокатская палата, будучи юридическим лицом, обязана вести обособленный учет всех операций по использованию пожертвованного в порядке выделения гранта имущества (п. 3 ст. 582 ГК РФ).
Для налогового законодательства гранты представляют собой суммы, получаемые налогоплательщиками в порядке поддержки науки и образования, культуры и искусства в Российской Федерации от международных, иностранных и (или) российских организаций по перечням таких организаций, утверждаемым Правительством Российской Федерации (п. 6 ст. 217 НК РФ). Указанный перечень утвержден постановлением Правительства РФ от 5 марта 2001 г. N 165 (в ред. от 19 ноября 2003 г.) и содержит 79 организаций. Лишь такие гранты освобождаются от налогообложения.
В соответствии с подп. 14 п. 1 ст. 251 НК РФ при определении налоговой базы налога на прибыль не учитываются доходы в виде имущества, полученного налогоплательщиком в рамках целевого финансирования в форме полученных грантов. В целях уплаты налога на прибыль грантами признаются денежные средства или иное имущество в случае, если их передача (получение) удовлетворяет следующим условиям:
а) гранты предоставляются на безвозмездной и безвозвратной основах российскими физическими лицами, некоммерческими организациями, а также иностранными и международными организациями и объединениями по перечню таких организаций, утверждаемому Правительством Российской Федерации, на выполнение программ в области образования, искусства, культуры, охраны здоровья населения (направления - СПИД, наркомания, детская онкология, включая онкогематологию, детская эндокринология, гепатит и туберкулез), охраны окружающей среды, защиты прав и свобод человека и гражданина, предусмотренных законодательством Российской Федерации, социального обслуживания малоимущих и социально не защищенных категорий граждан, а также на проведение конкретных научных исследований;
б) гранты предоставляются на условиях, определяемых грантодателем, с обязательным предоставлением последнему отчета о целевом использовании гранта.
Действующее российское законодательство неоднократно упоминает о грантах в различных нормативных актах. Только федеральных законов сегодня насчитывается 35. Кроме вышеупомянутого Федерального закона "О науке и государственной научно-технической политике" и Налогового кодекса (в ГК РФ этот термин не используется), можно назвать Федеральный закон от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации"; Федеральный закон от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации"; Федеральный закон от 22 августа 1996 г. N 125-ФЗ "О высшем и послевузовском профессиональном образовании"; Федеральный закон от 11 августа 1995 г. N 135-ФЗ "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях".
1.4. Благотворительная помощь по смыслу комментируемой статьи представляет собой все иные виды пожертвований, принятие которых совместимо со статусом адвокатской палаты. Благотворительная помощь (пожертвования) могут оказываться адвокатской палате в соответствии с Федеральным законом от 11 августа 1995 г. N 135-ФЗ "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях". Согласно ст. 1 данного Закона, под благотворительной деятельностью понимается добровольная деятельность граждан и юридических лиц по бескорыстной (безвозмездной или на льготных условиях) передаче гражданам или юридическим лицам имущества, в том числе денежных средств, бескорыстному выполнению работ, предоставлению услуг, оказанию иной поддержки. Эти виды имущества подпадают под гражданско-правовой режим пожертвования, предусмотренного в ст. 582 ГК РФ.
В отличие от грантов, благотворительная помощь на первый взгляд также может иметь режим простого дарения, не обусловленного конкретной целью использования жертвуемого имущества. Однако в соответствии с п. 14 ст. 250 НК РФ доходы в виде использованных не по целевому назначению имущества (в том числе денежных средств), работ, услуг, которые получены в рамках благотворительной деятельности (в том числе в виде благотворительной помощи и пожертвований), целевых поступлений, целевого финансирования, за исключением бюджетных средств, признаются внереализационными доходами и включаются в налогооблагаемую базу. Поэтому благотворительную помощь юридическим лицам целесообразно получать для использования на благотворительные, а не собственные нужды. В противном случае пожертвование адвокатской палате имущества не будет подпадать под режим благотворительной деятельности, установленный Федеральным законом "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях", относящим к таковой только деятельность с установленными в ст. 2 данного Закона целями.
1.5. Гранты вместе с другими пожертвованиями некоммерческие организации (а следовательно, и адвокатские палаты) могут использовать для формирования целевого капитала в соответствии с положениями Федерального закона от 30 декабря 2006 г. N 275-ФЗ "О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций". Впрочем, прямого отношения к деятельности адвокатских палат данный Закон не имеет, поскольку гранты вместе с другими видами пожертвований (включая благотворительную помощь) обычно представляют собой иррегулярные и незначительные по удельному весу виды доходов, инвестируемых в разовые проекты. Сегодня невозможно представить себе целевой капитал, который использовался бы адвокатской палатой на финансирование какого-либо долгосрочного проекта, к тому же непременно относящегося к ее уставной деятельности. Кроме того, обязательные условия, выполнения которых требует названный выше Закон для управления целевым капиталом и доходами от него (обязательное создание фонда для специализированного доверительного управления целевым капиталом и другие), делают этот вид имущества мало приемлемым для адвокатской палаты, не занимающейся благотворительной деятельностью.
1.6. Имущество принадлежит адвокатской палате на праве собственности. Распоряжается имуществом президент адвокатской палаты, который, будучи ее единоличным исполнительным органом, представляет адвокатскую палату в отношениях с органами государственной власти, органами местного самоуправления, общественными объединениями и иными организациями, а также с физическими лицами, действует от имени адвокатской палаты без доверенности, выдает доверенности и заключает сделки от имени адвокатской палаты, осуществляет прием на работу и увольнение с работы работников аппарата адвокатской палаты, созывает заседания совета, обеспечивает исполнение решений совета и собрания (конференции) адвокатов. Полномочия на распоряжение имуществом палаты президенту предоставляются по решению совета адвокатской палаты, являющегося ее коллегиальным исполнительным органом, в соответствии со сметой и с назначением имущества.
2. В пункте 2 комментируемой статьи раскрывается содержание понятия затрат на общие нужды адвокатской палаты, которые должны покрываться за счет отчислений адвокатов.
Размер и порядок обязательных отчислений адвокатов на общие нужды адвокатской палаты определяются общим собранием (конференцией) адвокатов (см. комментарий к ст. 30). Адвокат включает указанные отчисления в свои профессиональные расходы (п. 7 ст. 25 комментируемого Закона).
Затраты на общие нужды адвокатской палаты являются основным источником ее имущества и включают в себя:
а) расходы на вознаграждение адвокатов, работающих в органах адвокатской палаты (совете и ревизионной комиссии), а также в квалификационной комиссии;
б) компенсацию адвокатам, состоящим в органах адвокатской палаты, расходов, связанных с их работой в указанных органах;
в) расходы на заработную плату работников аппарата адвокатской палаты в соответствии с утвержденным штатным расписанием;
г) расходы на материальное обеспечение деятельности адвокатской палаты (покупка бумаги, канцелярских принадлежностей, оргтехники и т.п.);
д) расходы на вознаграждение адвокатов, участвующих в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, а также оказывающих гражданам Российской Федерации бесплатную юридическую помощь;
е) иные расходы, предусмотренные сметой адвокатской палаты (например, затраты на текущий ремонт помещений, занимаемых органами адвокатской палаты).
Закон допускает включение в общие нужды адвокатской палаты любых расходов, которые будут приняты общим собранием (конференцией). Вместе с тем из смысла комментируемого Закона следует, что к общим нуждам могут быть отнесены только те затраты, которые непосредственно связаны с реализацией адвокатской палатой своих целей, предусмотренных в ст. 29 Закона. Поэтому решения собраний (конференций) о включении в общие нужды адвокатской палаты каких-либо иных расходов, не относящихся к общим нуждам палаты (например, участие в публичных акциях, не связанных с адвокатурой, благотворительная помощь каким-либо организациям), могут быть обжалованы адвокатами в связи с тем, что на них возложено дополнительное обременение, не связанное с покрытием общих нужд адвокатской палаты и не предусмотренное комментируемым Законом.
<< | >>
Источник: А.П. Галоганов. Научно-практический комментарий к Федеральному закону от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (постатейный). 2012

Еще по теме Статья 34. Имущество адвокатской палаты:

  1. Статья 31. Совет адвокатской палаты
  2. Статья 29. Адвокатская палата субъекта Российской Федерации
  3. § 5.1. Понятие и принципы организации адвокатских палат
  4. Глава 5. Адвокатские палаты субъектов Российской Федерации
  5. § 5.2. Исполнительные и координирующие органы адвокатских палат
  6. § 5.3. Дисциплинарная практика квалификационных комиссий адвокатских палат
  7. Статья 38. Имущество Федеральной палаты адвокатов
  8. Правило (Відмова палати від юрисдикції на користь Великої палати)
  9. Стаття Комітети, палати і Велика палата
  10. Статья 21. Адвокатский кабинет