загрузка...

Виды жилищной потребности.

Большинство исследователей не видят сложностей с отнесением жи-лищной потребности к той или иной группе. Классически такая потребность считается материальной (а не духовной или социальной), связанной с обеспечением средств к существованию (а не к группе потребностей, связанной со всесторонним развитием личности), естественно-исторической (а не потребностью преимущественно духовной и потребностью материальной и духовной одновременно). Таким образом, потребность в жилище трактуется как самая элементарная физиологическая потребность (наряду с пищей и одеждой), которая возникает у человека с момента его появления в качестве биологического вида . Вместе с тем в современном мире «жилищная потребность» перестала быть элементарной необходимостью, не может рассматриваться только как необходимость уберечься от холода и иных природных неудобств. В жилище проходит большая часть жизни человека, его личная и семейная жизнь. Наличие достойного жилья является одной из основных характеристик социального статуса человека, по которой происходит оценка его успешности и т. д. В этой связи жилищная потребность должна характеризоваться большим преобладанием в ней социального, а не биологического. Следствием такого подхода является разграничение понятий «обычная потребность», «нужда» и «прихоть», а также выделение разумных и неразумных потребностей.

Выделение разумных и неразумных, или рациональных и нерациональных, потребностей можно считать традиционным взглядом ученых всех направлений, занимающихся вопросами потребностей. Критерием же подобных классификаций, в частности в социологических науках, выступает «соответствие потребностей личности тем или иным нормам, существующим в обществе» . Так что же здесь первично – норма права, содержание которой изначально подразумевает разумность закрепленных в ней положений, или потребность, разумность которой должна предопределять норму права? В существующих теоретических воззрениях преобладает первая позиция – закрепленное нормой права правило изначально разумно. Так, неразумные потребности делят на две группы: неразумные по существу и неразумные в данный исторический период времени. Примером второй группы норм является потребность в 15 кв. м жилья на человека, при установленных в советское время 9 кв. м .

Перед содержательной характеристикой данного вопроса будет нелишним заметить, что о разумных потребностях много говорили и советские цивилисты , однако их подход к разумности потребностей был однобоким – практически все объяснялось через призму «ответственности» советского человека, который должен был осознавать, что разумно лишь то, что может дать тебе государство. На основании этого вырабатывались концепции необходимости формирования у советских людей только разумных потребностей, этим объяснялась и борьба с нетрудовыми доходами.

В основу разработки теории разумных потребностей был положен идеологический постулат – «трудящиеся граждане могут ставить вопрос об удовлетворении их потребностей… исходя из разумно возможного, реального, из того, чем общество располагает, которое не может дать больше, чем оно производит» . Таким образом, разумные потребности трактовались узконаправленно: 1) разумные потребности объяснялись только через экономический критерий – возможности государства; 2) только государство выступало «мерилом» разумных потребностей, устанавливая в нормах права определенные их критерии.

Желание обладать объектом для проживания всегда является разум-ным. Однако оценить свою потребность (как разумную или нет) лицо может только с точки зрения объективных факторов. Объективно существующие критерии дают основание для квалификации потребности индивида в качестве разумной или нет.

Безусловно, на первый план выходит позиция законодателя, оттолк-нувшись от которой, можно попытаться выяснить, сформировалась разумная или неразумная потребность. При этом следует обратить внимание на два момента.

1. Если законодатель запрещает удовлетворение потребности путем введения негативных последствий, связанных с ее удовлетворением, то перед нами пример неразумной потребности.

Однако, как представляется, неразумная потребность – это необяза-тельно потребность, реализация которой недопустима законом. Так, потребность курить всегда приводится в качестве примера неразумной потребности. Однако на ее удовлетворение работает множество компаний, получающих миллиардные прибыли. Ее видимая объективная неразумность перечеркивается субъективным осознанием данной потребности и формированием интереса в ее удовлетворении, который на законодательном уровне трансформируется в соответствующее субъективное право на приобретение сигарет. Иначе говоря, государство объективно признает существование такой потребности, что могло бы дать основание для квалификации ее в качестве разумной. Однако все государства в мире предпринимают попытки борьбы с данной потребностью, что выражается в различных ограничительных мерах, т. е. в ряде случаев закон не может бороться с неразумной потребностью за-претом в ее удовлетворении (под страхом ответственности). Это не дает ос-нования для квалификации такой потребности в качестве разумной , хотя большинство неразумных потребностей квалифицируется именно как пре-ступления или правонарушения (вводится прямой запрет на их удовлетворение). Иллюстрацией этого в жилищной сфере советского периода может быть установленный запрет на приобретение в собственность жилого помещения площадью больше, чем определено в законе. Сегодня в отношении жилых помещений таких требований нет, значит, можно констатировать, что желание иметь жилые помещения любого размера (количественный критерий) и любого технического состояния (качественный критерий) само по себе является разумной потребностью.

2. Неразумная потребность – это такая потребность, для удовлетворения которой избираются ошибочные (но в целом разрешенные) пути и способы ее удовлетворения.

Соответственно, необходимость в приобретении жилого помещения любых размеров и любого качества – это разумная потребность, поскольку существует большое количество соответствующих правовых средств, благодаря которым нужный результат может быть достигнут. В силу этого считать желание иметь жилье площадью в 25 кв. м на одного человека при установленных органом местного самоуправления 15 кв. м неразумной потребностью, без конкретизации допустимых законом способов его удовлетворения, неправильно. Другое дело, если такая потребность связана с избранием ошибочного способа ее удовлетворения – получение жилья такой площади именно от государства, что делает такую потребность неразумной.

Следовательно, основным критерием разумности или неразумности потребности является то, что потребность гипотетически может быть удовлетворена в рамках действующего законодательства и без его нарушения (т.е. существуют законные приемы и способы). С точки зрения жилищной потребности следует заметить, что значение подобного деления в настоящее время видится лишь с позиции оценки «ожиданий населения» и прогнозов государственной социальной политики в данной области отношений. Более перспективным с практической точки зрения выглядит рассмотрение вопроса о соотношении понятий «нужда», «потребность» и «прихоть». В основном данная дискуссия ведется в ракурсе соотношения потребности и нужды.

Относительно разграничения нужды и потребности в науке существует две основные позиции: 1). нужда – состояние, существующее объективно, тогда как потребность – субъективное явление; когда нужда осознается – она становится потребностью ; 2). и нужда и потребность – явления объективно-субъективные, и та и другая есть проявление необходимости, но потребность можно удовлетворить, а нужда – то, что не может удовлетвориться совсем или не удовлетворяется в течение продолжительного периода времени .

Последняя позиция не представляется значимой и правильной по не-скольким причинам. Во-первых, подобное деление не имеет для правовой науки (а тем более практики) кого-либо значения. Если с ней согласиться, тогда нужно признать, что отсутствие денежных средств для приобретения более комфортного для семьи жилого помещения должно считаться жилищной нуждой, что вряд ли является правильным. Во-вторых, с точки зрения авторов, придерживающихся данной точки зрения, при удовлетворении нужды «субъективный момент выражен слабо или вообще отсутствует» , что означает отказ субъекта от «второстепенных» атрибутов желаемого блага (для изголодавшегося человека вкусовые качества пищи не имеют значения, как и сервировка стола). Тогда будет справедливым и такое утверждение: человек, живущий в аварийном жилье, согласится на любое, лишь бы проживание в нем не угрожало его жизни и жизни членов его семьи.

Думается, что спорность подходов к пониманию нужды и потребности связана с тем, что авторы не проводят различий в природе указанных явлений. Если сама потребность может быть разумной и неразумной, то разграничение «нужды – прихоти» имеет значение в контексте ее удовлетворения, выступает в качестве критерия такого удовлетворения. Таким образом, при оценке степени удовлетворения потребности, с точки зрения общественных критериев, и соответствующие фактические жизненные (жилищные) условия или их отсутствие могут признаваться нуждой, обычной потребностью или прихотью. Иными словами, следует говорить об уровне удовлетворения жилищной потребности с объективной стороны.

Нужда – это такой уровень удовлетворенности жилищной потребности, который выступает критерием участия государства в решении жилищного вопроса. Важность субъективной оценки нужды проявляется в том, что объективное существование нужды еще не может означать принудительного ее удовлетворения.

Мало того, чтобы государство признало факт наличия нужды и приняло на себя определенные обязательства, необходимо, чтобы субъект осознал не только данный факт (своей нужды), но и проявил интерес в его удовлетворении. И тогда данный интерес (при существующем законода-тельстве) приобретет характеристику либо законного интереса, либо субъективного права.

Критерий нужды всегда является отражением объективных экономических возможностей государства. Однако при оценке эффективности удовлетворения жилищной нужды необходимо учитывать не только экономические возможности самого государства, но и иные факторы, в частности, социологические. Примером такого комплексного похода могут служить современные программы правового мониторинга. Опубликованные данные позволяют авторам делать следующие выводы: «важной составной частью правового мониторинга является изучение общественного мнения граждан по основным вопросам социальной сферы. Ориентируясь на мнение граждан, степень их удовлетворенности представляемыми в социальной сфере услугами можно с определенной вероятностью выявить проблемы, нуждающиеся в дополнительной правовой регламентации» . Настораживает только то обстоятельство, что в таких программах недостаточно внимания уделяется жилищной потребности. В частности, указывается, что обеспечение населения жильем относится к социальной сфере лишь «в отдельных случаях» .

Прихоть – это завышенный уровень удовлетворенности жилищной потребности. Прихоть, по образному выражению К. Маркса, – «надуманные, неестественные вожделения» . В условиях рыночной экономики, на первый взгляд, когда приобретение жилых помещений не ограничивается по количеству, размеру, стоимости, ставить вопрос о прихоти нецелесообразно. Вместе с тем обоснованно аргументировать позицию о введении налоговой шкалы без надлежащего обоснования существования завышенного уровня удовлетворенных потребностей, думается, невозможно. Именно удовлетворение таких завышенных (по сравнению с обычными) потребностей породило существование данной проблемы.

О завышенном уровне удовлетворенности потребности можно гово-рить в количественном выражении (количество жилых помещений и пло-щадь) и качественном (требования к техническому состоянию и благоустройству). Если лицо приобрело более чем одно помещение, то это свидетельствует о том, что жилищная потребность удовлетворена на завышенном уровне, поскольку позволяет предположить, что такое удовлетворение потребности вызвано необходимостью обладания материальным объектом (жилым помещением) в случае, когда желание удовлетворить потребность в проживании отсутствует.

Остается определиться с двумя другими критериями – площадью и техническим состоянием жилого помещения. Законодатель сегодня устано-вил минимальные требования к обеспечению жильем социально незащищенных категорий граждан и обязательные требования к жилым помещениям. Думается, что они могут использоваться только для разграничения нужды и обычной потребности. Прихоть же можно рассматривать как такую удовлетворенную потребность, которая вызвана необходимостью удовлетворить потребность в проживании, но в объекте, размеры которого превышают уровень средних.

Учитывая изложенное, в цепочке «нужда – прихоть», напрашивается выделение удовлетворенной потребности на обычном, среднем уровне. Поэтому правильнее рассматривать уровень удовлетворения потребности как «нужда – обычная потребность – прихоть». Что же считать обычным уровнем удовлетворенности жилищной потребности (обычной потребностью)? С практической точки зрения, вероятно, этот вопрос следует считать самым непростым. С теоретических же позиций можно сформулировать правило о том, что обычный уровень удовлетворения жилищной потребности – это фактическая обеспеченность жилым помещением для проживания, выведенная на основе данных статистического учета о среднем уровне обеспеченности площади на человека (в масштабе страны или конкретного органа местного самоуправления) и уровня благоустройства (по стране или по конкрет-ному региону).

Указанное позволит не только более грамотно подойти к вопросу о «налоге на роскошь» (в части жилых помещений), но и позволит поставить вопрос об изменении позиции законодателя по вопросу о запрете лишения жилого помещения (в случае неисполнения обязательств), если это помеще-ние является для лица единственным местом жительства. Подход законода-теля к этим ситуациям просто обязан быть дифференцированным в зависи-мости от того, какая жилищная потребность в данном случае удовлетворена, – на уровне нужды, обычной потребности или прихоти.

Обратимся еще к некоторым характеристикам жилищной потребности. Так, при анализе юридической литературы нам встретилось утверждение о том, что жилищная потребность возникает с момента рождения, сохраняется на протяжении всей жизни, носит постоянный характер . Однако такая оценка потребностей в целом и жилищной потребности в частности требует определенных уточнений. Так, достаточно безапелляционным выглядят утверждения о постоянном характере жилищной потребности и ее сохранении на протяжении всей жизни. Уже давно известен «закон возвышения потребностей». Все без исключения исследователи утверждают, что потребности человека постоянно растут, расширяются, изменяются. Наверное, в отношении жилищной потребности было бы правильным утверждать, что она меняется как в количественном выражении – иметь больше жилищ, так и в качественном (иметь более комфортное (в том числе и по размеру) жилое помещение).

Вместе с тем в последнее время в экономической науке встречаются попытки доказать, что данный «закон» не имеет универсального значения, не учитывает определенные мировые экономические тенденции, сводит все к рациональному поведению субъектов, а его последователи, по сути, были зажаты идеологическими рамками . Не пытаясь подтвердить или опровергнуть действие экономических законов (тем более таких фундаментальных) применительно к жилищной потребности, заметим, что в истории человечества жилищная потребность видоизменялась с точки зрения комфорта и удобства самих жилых помещений с учетом существующего уровня технических возможностей, а также стремления большинства людей получить постоянное пользование жильем (т. е. немаловажное значение отводится правовому основанию (конкретному субъективному праву) на жилое помещение).

Стремление «жить лучше» постоянно растет, и это отмечалась еще в дореволюционных работах, хотя жилищный вопрос еще практически не ставился . И это связано не столько с объективными обстоятельствами в виде роста состава семьи, сколько с внутренними потребностями большинства людей. Чем больше жилье, тем комфортнее себя в нем ощущает человек как с точки зрения своего социального статуса, так и с точки зрения психологического комфорта. В социальной антропологии отмечается, что человек заявляет о себе как существо вечной неудовлетворенности . Хотя возможны расхождения в субъективной и объективной оценке факта удовлетворения жилищной потребности и в «обратном» направлении. Субъективно человек вполне удовлетворен тем жилым помещением, которое он занимает, однако с точки зрения объективной оценки проживание в таком жилом помещении не может рассматриваться как удовлетворенная жилищная потребность. Однако такая ситуация является всего лишь свободой выбора соответствующего лица.

Можно гипотетически представить, что государство готово решить жилищные проблемы всех без исключения своих граждан, предоставив им благоустроенные жилые помещения. Возможно ли с правовой точки зрения введение обязанности лиц по переселению в такое жилье, даже если их помещения не отвечают требованиям благоустроенности и, возможно, площади? Ответ на этот вопрос, конечно, следует дать отрицательный. Учет субъективной составляющей жилищной потребности (оценка своих жилищных условий как потребности, формирование интереса в ее удовлетворении) должен иметь для права такое же значение, как и объективный (фактическое наличие жилищной потребности).

В подтверждение данных выводов можно привести пример конкрет-ной жизненной ситуации. Собственник (юридическое лицо, сдающее лицу комнату по договору коммерческого найма), желает провести в ней капи-тальный ремонт, предоставляя нанимателю на время ремонта другое (значительно лучшее по состоянию и площади жилое помещение). Ответчица мотивирует свое несогласие следующим образом: «…ремонт квартиры необходим собственнику, а нанимателю это не нужно. Она не нуждается в теплоснабжении и отоплении комнаты, батареях по медицинским показаниям. Грибок был и раньше, считает, что с грибком можно проживать, в комнате, где они спят, грибка нет…» . И, несмотря на тот факт, что суд удовлетворил иск о выселении ответчицы с предоставлением другого жилого помещения в 2011 году, решение суда до сих пор не исполнено. Истица отказывается выселяться из жилого помещения до момента прекращения с ней договора коммерческого найма.

При этом подчеркнем, что, говоря о необходимости учета субъектив-ной оценки в удовлетворении жилищной потребности, нельзя вести речь об установленных в законодательстве случаях предоставления жилого помещения (или денежной компенсации) в принудительном порядке , поскольку удовлетворение жилищной потребности субъекта в указанных ситуациях отсутствует. В этих примерах публичные органы не улучшают жилищные условия граждан, а лишь компенсируют экономический эквивалент изымаемой собственности, либо исполняют свои обязанности в рамках обязательственных отношений.

<< | >>
Источник: С.И. Суслова. Правовые формы жилищных отношений. 2014

Еще по теме Виды жилищной потребности.:

  1. 1. Жилищно-строительные и жилищные кооперативы и удовлетворение жилищных потребностей граждан
  2. § 1. Обеспечение потребности граждан в жилище. Понятие и виды жилищных фондов
  3. § 1. Жилищная потребность как условие возникнове-ния и существования жилищных отношений
  4. Удовлетворение жилищной потребности.
  5. Понятие жилищной потребности.
  6. Оценка удовлетворения жилищной потребности.
  7. 1. Гражданско-правовые формы удовлетворения жилищной потребности
  8. § 2. Договоры найма жилого помещения как гражданско-правовая форма удовлетворения жилищной потребности
  9. РАЗДЕЛ II. ПОНЯТИЕ, СОДЕРЖАНИЕ И ВИДЫ ПРАВОВЫХ ФОРМ ЖИЛИЩНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  10. § 6. Пользование жилыми помещениями в домах жилищно-строительных и жилищных кооперативов
  11. § 1. Жилищные права как особая правовая форма в жилищной сфере: генезис научных исследований и со-временные подходы
  12. 1. Понятие жилищных отношений
  13. 4. Жилищные фонды
  14. Глава 37. Жилищное право
  15. Статья 23.55. Органы государственной жилищной инспекции
  16. 3. Жилищное законодательство