загрузка...

Статья 3. Сфера применения настоящего Федерального закона

Комментарий к статье 3

1. Сфера применения Закона о защите конкуренции предопределяется его предметом (см. комментарий к ст. 1 Закона) и распространяется в первую очередь на отношения, связанные с защитой конкуренции, включая предупреждение и пресечение монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции.

2. Также в ч. 1 комментируемой статьи определяется действие Закона о защите конкуренции по кругу лиц (т.е. субъектный состав лиц, на которых распространяются положения комментируемого Закона). К их числу относятся:

1) российские юридические лица.

Согласно п. 1 ст. 48 ГК РФ юридическим лицом признается организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести гражданские обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Статистика в отношении того, как распределяются доли между указанными в ч. 1 комментируемой статьи Закона о защите конкуренции категориями лиц среди привлекаемых к ответственности за нарушение антимонопольного законодательства, не ведется. Вместе с тем можно с большой степенью обоснованности предположить, что российские юридические лица, наряду с органами государственной власти и органами местного самоуправления, чаще других категорий лиц попадают в поле зрения антимонопольного органа;

2) иностранные юридические лица.

Иностранными юридическими лицами являются организации, созданные по законодательству иностранного государства. Иностранные юридические лица могут осуществлять свою деятельность на территории РФ как через созданные в РФ филиалы и представительства, так и без создания таковых (к примеру, если иностранное юридическое лицо лишь поставляет товары на территорию РФ либо контролирует российское юридическое лицо).

Случаев привлечения иностранных юридических лиц к ответственности за нарушение российских антимонопольных запретов немного. Наиболее активно формируется судебная практика по поводу непредставления иностранными компаниями в антимонопольный орган информации о составе своей группы лиц и о так называемых "конечных бенефициарах" ;

--------------------------------

См., напр.: Постановления ФАС МО от 22 января 2013 г. по делу N А40-55784/12-121-528; от 20 марта 2014 г. по делу N А40-66537/13; от 23 января 2012 г. по делу N А40-152378/10-106-1052; от 4 марта 2014 г. по делу N А40-93451/2013.

3) иные организации.

Под иными организациями, являющимися наряду с российскими и иностранными юридическими лицами субъектами, подпадающими под действие Закона о защите конкуренции, следует понимать организации, не являющиеся юридическими лицами как по отечественному, так и по иностранному праву, однако в определенной степени обладающие самостоятельной правоспособностью. Правовой статус таких организаций определяется с учетом законодательства соответствующего государства, где создана и (или) осуществляет свою деятельность соответствующая организация. В России, например, к организациям такого рода относятся общественные объединения, не прошедшие государственную регистрацию в качестве юридического лица.

Авторам не известны случаи привлечения таких организаций к ответственности за нарушение антимонопольного законодательства;

4) федеральные органы исполнительной власти.

В соответствии с п. 1 Указа Президента РФ от 9 марта 2004 г. N 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти" в систему федеральных органов исполнительной власти входят федеральные министерства, федеральные службы и федеральные агентства.

В качестве примера привлечения федерального органа государственной власти к ответственности за нарушение антимонопольного законодательства может служить спор между ФАС России и Министерством сельского хозяйства РФ по поводу правомерности привлечения министерства к ответственности за нарушение ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции ;

--------------------------------

См.: Постановление ФАС МО от 1 августа 2013 г. по делу N А40-103196/12-122-526.

5) органы государственной власти субъектов РФ.

Согласно ст. 2 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" систему органов государственной власти субъекта РФ составляют:

законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта РФ;

высший исполнительный орган государственной власти субъекта РФ;

иные органы государственной власти субъекта РФ, образуемые в соответствии с конституцией (уставом) субъекта РФ.

Одним из примеров привлечения органа государственной власти субъекта РФ к ответственности за нарушение антимонопольного законодательства может служить дело, в котором Министерство здравоохранения Саратовской области, издав соответствующий ненормативный правовой акт, возложило на хозяйствующие субъекты, занимающиеся оптовой торговлей лекарственными средствами на территории Саратовской области, не предусмотренную законом обязанность по обращению в ГАУ Саратовской области "Центр контроля качества и сертификации лекарственных средств" для прохождения мониторинга качества лекарственных средств, чем нарушила ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции. Суды в данном споре поддержали позицию Управления ФАС России по Саратовской области ;

--------------------------------

См.: Постановление ФАС ПО от 6 августа 2013 г. по делу N А57-24285/2012.

6) органы местного самоуправления.

Структуру органов местного самоуправления в соответствии с ч. 1 ст. 34 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" составляют:

представительный орган муниципального образования;

глава муниципального образования;

местная администрация (исполнительно-распорядительный орган муниципального образования);

контрольно-счетный орган муниципального образования;

иные органы и выборные должностные лица местного самоуправления, предусмотренные уставом муниципального образования и обладающие собственными полномочиями по решению вопросов местного значения.

Антимонопольные споры с органами местного самоуправления в большинстве случаев по объяснимым причинам рассматриваются на уровне территориальных управлений ФАС России ;

--------------------------------

См., напр.: Постановления АС ВСО от 20 ноября 2014 г. по делу N А33-291/2014; АС ВВО от 10 декабря 2014 г. по делу N А79-574/2014.

7) иные органы или организации, осуществляющие функции государственных и муниципальных органов.

К указанной категории субъектов следует относить те органы или организации, которым переданы или которые наделены отдельными функциями федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления.

Авторам не известны случаи привлечения таких органов или организаций к ответственности за нарушение антимонопольного законодательства;

8) государственные внебюджетные фонды.

В соответствии со ст. 144 Бюджетного кодекса РФ государственные внебюджетные фонды, наряду с государственными органами, имеют два уровня: федеральный уровень, к которому относятся Пенсионный фонд РФ, Фонд социального страхования РФ и Федеральный фонд обязательного медицинского страхования; а также региональный уровень, к которому относятся территориальные фонды обязательного медицинского страхования.

Примером судебных споров между государственными внебюджетными фондами и антимонопольным органом может служить дело N А45-9135/2014, в котором суды первой и апелляционной инстанций оставили в силе решение и предписание Управления ФАС России по Новосибирской области, вынесенные в отношении Территориального фонда обязательного медицинского страхования Новосибирской области в связи с допущенным последним нарушением ч.

1 ст. 15 Закона о защите конкуренции;

9) ЦБ РФ.

Согласно ст. 1 Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" статус, цели деятельности, функции и полномочия ЦБ РФ определяются Конституцией РФ, названным Законом и другими федеральными законами.

Авторам не известны случаи привлечения ЦБ РФ к ответственности за нарушение антимонопольного законодательства;

10) физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели.

В соответствии с п. 1 ст. 23 части первой ГК РФ гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

Для физических лиц и индивидуальных предпринимателей Закон о защите конкуренции не содержит каких-либо иммунитетов, однако на разных площадках в 2014 г. активно велась дискуссия о целесообразности введения в антимонопольное законодательство отдельных послаблений для субъектов малого предпринимательства (к которым относятся и индивидуальные предприниматели).

Оставляя в стороне данную дискуссию, отметим, что на сегодняшний день практика антимонопольного органа по привлечению индивидуальных предпринимателей к ответственности за нарушение антимонопольного законодательства вполне сложилась. Так, наравне с другими участниками соответствующих рынков индивидуальные предприниматели несут ответственность за заключение антиконкурентных соглашений, недобросовестную конкуренцию, иные нарушения антимонопольного законодательства. К примеру, в одном из дел антимонопольный орган, а впоследствии и суд признали индивидуального предпринимателя и лиц, входящих с ним в одну группу, нарушившими п. 2 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции путем заключения и участия в соглашении, которое привело к поддержанию цен на торгах в открытых аукционах в электронной форме .

--------------------------------

См.: Постановление ФАС МО от 25 июня 2013 г. по делу N А40-64690/12-130-611.

3. Часть 2 комментируемой статьи определяет порядок применения положений Закона о защите конкуренции к достигнутым за пределами территории РФ соглашениям между российскими и (или) иностранными лицами либо организациями, а также к совершаемым ими действиям.

Данной нормой закрепляется возможность экстратерриториального применения Закона о защите конкуренции. Термин "экстратерриториальность" широко используется в международных соглашениях, актах международных судов и юридической литературе . Наравне с указанным термином в юридической литературе и отдельных разъяснениях ФАС России используется также термин "экстерриториальность". В настоящем комментарии мы придерживаемся первого варианта написания данного понятия.

--------------------------------

См., напр.: Римский статут Международного уголовного суда (вместе с Пособием для ратификации и имплементации...) (принят в г. Риме 17 июля 1998 г. Дипломатической конференцией полномочных представителей под эгидой ООН по учреждению Международного уголовного суда) // СПС "КонсультантПлюс".

См. также: Постановление Европейского суда по правам человека от 12 июля 2007 г. "Дело Йоргич (Jorgic) против Германии" // СПС "КонсультантПлюс"; Максименко А. Закон о конкуренции: экстратерриториальность // Корпоративный юрист. 2010. N 5. С. 19 - 22; Хохлов Е. Последние изменения законодательства в сфере контроля за экономической концентрацией // Корпоративный юрист. 2009. N 12. С. 8 - 12.

См.: Малаев С.С. Экстерриториальное действие уголовно-процессуального закона // Международное уголовное право и международная юстиция. 2011. N 2. С. 3 - 5; Морозов Д.В. Экстерриториальные нормы и доктрина международного частного права // Журнал российского права. 2011. N 7. С. 98 - 106.

См.: письмо ФАС России от 27 декабря 2011 г. N ИА/48801 "О применении "третьего антимонопольного пакета".

Если следовать буквальному прочтению комментируемой нормы, то формально Закон о защите конкуренции может применяться к любым антиконкурентным соглашениям (действиям), достигнутым (совершенным) за пределами РФ, если такие соглашения (действия) оказывают влияние на состояние конкуренции на территории РФ, что подразумевает под собой достаточно широкий круг возможных ситуаций (к примеру, сделки экономической концентрации, картельные и иные антиконкурентные соглашения, случаи недобросовестной конкуренции).

Вместе с тем на практике до настоящего времени Закон о защите конкуренции экстратерриториально применялся в первую очередь в отношении сделок экономической концентрации, в том числе с учетом норм ст. 26.1 Закона, раскрывающих, что "именно для этого института (и только для него) означает влияние на состояние конкуренции в России" .

--------------------------------

Дианов В., Егорушкин А., Хохлов Е. Комментарий к "третьему антимонопольному пакету". М., 2012; СПС "КонсультантПлюс".

С принятием текущей редакции комментируемой нормы связываются определенные надежды на интенсификацию работы антимонопольных органов в направлении международных картелей .

--------------------------------

См.: Кинев А.Ю. Картели и другие антиконкурентные соглашения // СПС "КонсультантПлюс".

Вместе с тем объективные сложности выявления картелей, заключенных за пределами территории РФ (равно как и любых других антиконкурентных соглашений и (или) действий), проведения соответствующего расследования, сбора и закрепления доказательств, а равно сложности принудительного исполнения Закона о защите конкуренции продолжают выступать серьезным препятствием для того, чтобы Закон о защите конкуренции широко применялся экстратерриториально.

--------------------------------

См.: Борзило Е.Ю. Антимонопольные риски предпринимательской деятельности: Научно-практическое руководство. М., 2014; СПС "КонсультантПлюс".

Одним из возможных вариантов преодоления указанных сложностей могло бы стать заключение РФ международных соглашений, которыми прямо устанавливался бы экстратерриториальный характер применения антимонопольного права для участвующих в таком международном соглашении государств, как это широко применяется рядом стран (и межгосударственными образованиями), чья конкурентная политика пользуется заслуженным уважением в мире (к примеру, США, ЕС, Австралия). Повышение уровня доверия судебных систем разных стран на основе принципа взаимности, а также заключение на межгосударственном уровне соглашений о признании и принудительном приведении в исполнение судебных решений судов одного государства - участника такого соглашения в другом государстве - участнике такого соглашения могли бы выступить дополнительными мерами, повышающими экстратерриториальное влияние российской антимонопольной политики в мире. Вместе с тем названные меры выходят за пределы полномочий антимонопольного органа и остаются на усмотрение в первую очередь исполнительной и законодательной властей РФ в контексте проводимой Россией международной политики.

<< | >>
Источник: И.Ю. Артемьев. Научно-практический комментарий к Федеральному закону "О защите конкуренции" (постатейный). 2015

Еще по теме Статья 3. Сфера применения настоящего Федерального закона:

  1. Статья 3. Сфера применения настоящего Федерального закона
  2. Статья 2. Сфера применения настоящего Федерального закона
  3. Статья 43. Приведение организационно-правовых форм коллегий адвокатов, образованных до вступления в силу настоящего Федерального закона, в соответствие с настоящим Федеральным законом
  4. Статья 233. Применение настоящего Федерального закона арбитражными судами
  5. Статья 54. Вступление в силу настоящего Федерального закона
  6. Статья 1. Цели настоящего Федерального закона
  7. Статья 1. Отношения, регулируемые настоящим Федеральным законом
  8. Статья 1. Предмет регулирования настоящего Федерального закона
  9. Статья 2. Отношения, регулируемые настоящим Федеральным законом
  10. Статья 56. Вступление в силу настоящего Федерального закона
  11. Статья 24. Вступление в силу настоящего Федерального закона
  12. Статья 13. Ответственность за нарушение настоящего Федерального закона
  13. Статья 56. Вступление в силу настоящего Федерального закона
  14. Статья 65. О вступлении в силу настоящего Федерального закона
  15. Статья 21. Участие Министерства обороны Российской Федерации и федеральных органов исполнительной власти, в которых настоящим Федеральным законом предусмотрена военная служба, в подготовке граждан к военной службе
  16. Статья 16. Вступление в силу настоящего Федерального закона